Повальное бегство функционеров «ЕвроБеларуси» за границу, открытие различных «центров» в зарубежных столицах (Варшава, Прага) выглядит несколько странным с точки зрения политической борьбы, так как у участников отсутствует сколько нибудь значимая внутренняя политическая перспектива, в тоже время синхронность, управляемость и слаженность действий данного процесса очевидна.

Вероятно, осуществляется переориентация структуры целей «команды Санникова» от политической борьбы внутри страны к внешней дискредитации официального Минска (призывы к санкциям, отмене чемпионата мира по хоккею и т.д.) , пресечению контактов белорусских властей и ЕС, т.е. фактически работа «команды» в настоящее время направлена на изоляцию Республики Беларусь со стороны стран Запада, что приведет к очевидному усилению российского влияния в нашей стране, а в случае крушения государственности, возможно, и к утрате суверенитета .

Возникает логичный вопрос: какую выгоду с точки зрения целей политической организации от подобной изоляции и краха государственной системы может получить «ЕвроБеларусь»? Что, неужели кто то думает, что новые хозяева страны призовут к себе на помощь «белой акации цветы эмиграции» в лице Радиных, Бородок и Халезиных? Ответ на этот вопрос очевиден: конечно нет, не позовут, революционеры годятся лишь для провокаций, в дальнейшем их судьба обычно печальна.

Значит, с точки зрения классической политической организации никакой выгоды и логики в современных действиях «шоснутых» не наблюдается, но, по нашему мнению, в настоящей ситуации и не следует рассматривать «Хартию 97» в качестве политической структуры, ее можно рассматривать лишь как управляемую внешними силами агентурную сеть , этакую «розовую капеллу» белорусского разлива.

После того, как достоянием гласности стала душещипательная история о легализации пребывания на территории Российской Федерации с последующим выездом за рубеж редактора скандального интернет-ресурса «Хартия 97» Натальи Радиной по личному указанию (кого бы вы думали?) серого кардинала российской политики вице-премьера Правительства РФ Владислава Суркова, связь деятелей самой “шоснутой” команды с кремлевскими «политтехнологами в погонах» не очевидна только отдельным безумцам из числа «звышдэмакратычнай» публики.

Наш сайт уже неоднократно публиковал материалы о деятельности «путинского призыва» в Беларуси, в том числе о работе российских спецов в среде «непримиримой» белорусской оппозиции, поэтому повторять старые избитые истины лишний раз не имеет никакого смысла.

Западный вектор

Гораздо более интересным, на наш взгляд, является рассмотрение данного вопроса в контексте польской внешней политики в Беларуси, так как данная страна воленс-ноленс оказалась прибежищем и базой для сбежавших белорусских радикалов, часть которых очевидно выполняет «специальное задание» Кремля.

С развалом СССР и ОВД основной целью польской внешней политики на постсоветском пространстве являлось недопущение усиления роли России , особенно в приграничных с Польшей Беларуси и Украине. Основным стимулом части польской элиты в этой ситуации было и остается нежелание иметь общую границу с Россией, подкрепленное исторической памятью 1772 и 1939 годов. Польское экспертно-аналитическое сообщество, в отличие от белорусского, внимательно относится к собственной истории и сумело путем несложных умозаключений сформировать вывод о том, что польское государство успешно развивалось в 15-17-ом веках лишь до тех пор, пока агрессию Москвы сдерживало Великое Княжество Литовское (современные Беларусь, Украина, Литва). Существование подобных промежуточных государств в 21-ом веке, наряду с членством в ЕС и НАТО, по мнению польской элиты, являются гарантией обеспечения безопасности на Востоке и условием успешного развития Республики Польша. Поэтому, основным содержанием польской внешней политики в Беларуси с начала 90-х годов было усиление собственного влияния (“крэсы всходне” никто не отменял) и сдерживание России, отсюда и активная поддержка , которую оказывают польские политические партии, органы государственной власти, спецслужбы белорусским политическим организациям, декларирующим приверженность ценностям национально-культурного возрождения, суверенитета, прозападную геополитическую ориентацию.

Действительно, в период 1996-1999 годов любые интеграционныебелорусские оппозиционеры инициативы белорусских и российских властей встречали яростное сопротивление части населения Беларуси , направляющей силой данных протестов была националистическая партия БНФ и ее харизматичный лидер Зенон Позняк. Фактически в тот период именно Позняк, а не Александр Лукашенко, был основной фигурой, препятствовавшей планам российских властей по поглощению Беларуси. Перед специальными службами Российской Федерации была поставлена задача нивелировать роль Позняка и взять под контроль белорусское оппозиционное движение. В этой части планы Кремля совпали с целями немецкой политики, не заинтересованной в становлении сильного национального белорусского государства, как дополнительного препятствия для бесперебойного трансфера российского углеводородного сырья в Западную Европу. Детали совместной операции германских и российских специальных служб под общим руководством кадрового немецкого разведчика Ханса Георга Вика по созданию в Беларуси подконтрольной политической оппозиции, вытеснению из ее рядов белорусских националистов и государственников, недавно в нашумевшем видео обращении раскрыл общественности один из основных героев того времени Зенон Станиславович Позняк.

Смена векторов?

Постепенно в оппозиционном политическом дискурсе национальные традиционные ценности подменяются липкой абстракцией в виде неких «общеевропейских», оппозиция стремительно деградирует, теряет авторитет в глазах населения. При этом оппозиционное движение сохраняет ряд прежних внешних признаков: символику, белорусский язык, прозападную риторику. Подобное внешнее соответствие позволяет сохранять поддержку «польских товарищей», так и не разгадавших замысел российских коллег.

В начале 2000-х происходит резкая трансформация белорусской власти: по ряду внешних и внутренних причин Александр Лукашенко меняет геополитическую доктрину страны и собственный политический облик, от попыток «собрать славянский мир» Республика Беларусь переходит к суверенному строительству. В риторике белорусского руководителя все чаще появляются термины и определения, характерные для его оппонентов-националистов периода 90-х годов прошлого века. Если анализировать публичные выступления Александра Лукашенко и его основных оппонентов, то заметно, что о ценностях суверенитета и сильной государственной власти говорит лишь «последний диктатор Европы», а оппоненты больше рассказывают о «свободе, правде, справедливости», «правах человека», демократии и революции. Также понятно, что серьезным препятствием на пути становления суверенного курса был и остается негативный имидж белорусского Президента, что в условиях персоналистского режима, исторически соответствующего периоду государственного становления, является весьма важным фактором. Восприятие Лукашенко (единственного центра силы в стране) западными элитами как «кровавого диктатора» реально ограничивает возможности проведения их политики в Беларуси, соответственно расширяя эти возможности для России.

Следует четко понимать, что Российская Федерация является единственной мировой державой имеющей четкую артикулированную политику в Беларуси. Цели данной политики давно известны, они просты и понятны: передача российским собственникам экономических активов и политический контроль. Никакого суверенного развития нашей страны российскими элитами не предусматривается.

Легитимация белорусской власти на Западе в этих условиях недопустима. Естественно, «боевая задача» – не допустить сближения позиций Беларуси и Запада, была поставлена перед «розовой капеллой» ее подлинным руководством. Именно с этой целью , с использованием агентуры в структурах МВД Беларуси, была организована провокация 19 декабря 2010 года, после чего «сеть» была переправлена за рубеж, так как поставленную задачу в Беларуси хартийцы выполнили, а их нахождение за границей представляется российским кураторам более важным в настоящий период.

Зачем они полякам?

Местом дислокации не случайно была выбрана Варшава. Именно Польша имеет давнюю историю поддержки белорусской оппозиции, голос Варшавы традиционно является определяющим в белорусской политике Брюсселя, среди польской элиты, особенно в среде оказавшихся не удел представителей дипломатического корпуса , сформировался целый класс деятелей , паразитирующих на белорусской проблематике. Данная проблема фактически стала вопросом внутренней политики польского государства, элементом финансового благополучия ряда «влиятельных людей» , а значит просто и без потерь «слить» «розовую капеллу» поляки уже не могут.
В тоже время очевидно, что современная деятельность белорусской политической оппозиции, ее массовая концентрация за рубежом (только в Польше около 2000 “борцов с режимом”), равно как и акции, направленные на внешнеполитическую изоляцию Беларуси, весьма далеки от декларируемых целей польской внешней политики. (Если исходить из логики укрепления государственного суверенитета Беларуси, то полякам в значительно большей степени необходимо поддерживать контакты с официальной властью, нежели с ее оппонентами.)
Рискнем предположить, что поляки в данной ситуации были просто «разыграны в темную», оказались в роли заложников ситуации: традиционно поддерживая белорусскую политическую оппозицию они утратили контроль над процессами , происходящими внутри нее, «прозевали» момент «подмены ценностей», утратили понимание ее практической деятельности, фактически допустили массовую концентрацию оппозиционных элементов на собственной территории. То , что деятельность актива «Хартии», официально поддерживаемая Польшей, весьма далека от польских национальных интересов мы уже убедительно доказали  выше.

Таким образом, можно констатировать, что российские «спецы» убедительно , с разгромным счетом переиграли польских в борьбе за контроль над белорусской радикальной оппозицией и фактически выставили Польшу в роли заложника собственной внешней политики, создав ситуацию цугцванга, когда любой ход польской стороны ведет к ухудшению ее собственной позиции.

Правда, это все выглядит так, если не брать в расчет концепцию небезызвестного российского кукловода Модеста Петровича Колерова о необходимости «дружбы России и Польши против лимитрофных государств», но это уже совсем другая история….