распил российской нефтиБогатства российских недр продолжают делить. Пока собственники “Роснефти” и “Газпрома” успешно отбивают атаки конкурентов, желающих принять участие в разработке нефтяных залежей на континентальном шельфе.

Однако не стоит заблуждаться и думать, что эти две кампании с большой долей государственного капитала радеют за “народную собственность”. Интерес их банален и прогматичен. Главная задача рукаводства предприятий не допустить к “распилу” других участников российского топливного рынка.

Напомним, что вопрос разработки шельфа, поднимается уже добрый десяток лет. Борьба за право на нефтедобычу отстаивают “Роснефть” и “Газпром”, а также “Лукойл”, “Сургутнефтегаз” и ТНК-ВР.

С 2008 года решением правительства, разработку разрешили только кампаниям с более чем 50% акций пренадлежащих государству. Однако по информации прессы с тех пор каких-любо существенных подвижек в разроботке даже самых крупных месторождений не было. Отметим, что для начала работ, кампаниям необходимо получить лицензию Министерства природы, которое по своим критериям оценивает целесообразность и безопастность разработки для окружающей среды.

Со стороны вполне очевидно, что в борьбе за участие в разработках, заинтересованные стороны используют в том числе и не совсем честные инструменты. С одной стороны представители кампаний имеющих право на разработку месторождений утверждают, что Минприроды блокирует из заявки и признаёт их не соответствующими нормам, с другой стороны сотрудники Министерства высказывают мнение о незаинтересованности “Роснефти” и “Газпрома”  в начале работ. Что якобы вынудило Минприроды в 2010 году выступить с инициативой о привлечении иностранных структур к участию в разработке.

Очевидно, что кампании на данный момент не имеющие прав на участие в разроботке, через чиновников Минприроды лобируют изменение в законодательстве и установление нового порядка получения права на работу на шельфе.

В результате на высшем государственном уровне уже рассматривается вопрос о разделении геологоразведки и собственно добычи углеводородов. Также, одновременно, планируются дополнения в соответствующие государственны решения, регламентирующие участие в разработках кампаний проводивших разведку месторождений  на равне с государственными предприятиями.

Структура власти в России всё больше напоминает клановую , в которой определённые “сообщества” контролируют свой прибыльный участок. Финансовое влияние определённых структур определить сложно, но очевидно, что в случае перспектив чиновники могут занимать определённые позициии и выступать с инициативами противоречущими не только здравому смыслу, но и законодательству страны.

Представители “Роснефти” защищаясь от инициатив Минприроды, которые могут разрушить монополию предприятия на добычу нефти на шельфе, “обратились” за помощью ко всем государственным структурам имеющим причастность к решениям в сфере разроботки российских недр. Минэнерго, Минэкономразвития, Федеральное Агентство по Недропользованию провели исследования и обосновали несостоятельность изменений предлагаемых Минприроды. Однако не факт, что в случае изменения конъюнктуры всё теже чиновники очень быстро смогут изменить своё мнение и предоставить исследования противоречущие выводам сделаным в предыдущих.

Мы считаем, что специалисты утверждающие, что российские монополисты борются за сохранение стратегических запасов России и отстаивают национальные интересы, глубоко заблуждаются. Такая напряжённая “борьба” за право  участия в разработках вполне объяснима. Каждая сторона хочет получить лакомый кусок и заработать как можно больше денег, что бывало в истории современной России уже не раз, а любая апеляция к “национальным чувствам” является ни чем иным, как низкопробным популизмом.

В этой связи интересно отметить, что весной 2012 года “Роснефть” заключила стратегическое соглашение с американской нефтедобывающей корпорацией “ExonMobile”, которое позволяет этой компании учавствовать на правах партнёра в будущих разработках. После этого “слияния” представитель “Роснефти” по шельфовым проектам американец Желько Рунье, обосновал необходимость подобного рода сотрудничества, как важное условие для ускорения темпов разведки и добычи месторождений. Таким образом, выражаясь простым языком, американцы с ещё большей долей “зашли” на российский рынок нефтедобычи. И ничего иного, кроме бизнеса, здесь нет.