оперция в МалиСобытия в Мали в последние недели развиваются очень стремительно. Вслед за французами начавшими операцию в центральной части страны, военное разришение конфликта  поддерживают остальные европейские страны.

После того, как исламисты занимавшие северную часть страны начали вооружённые действия против правительственных войск дислоцировавшихся на юге(по утверждениям мировых информационных агенств), Франция заявила о необходимости военной интервенции с целью защиты шести тысяч своих граждан  находящихся в южных регионах Мали, а также предотвращения захвата власти в этом африканском государстве боевиками связаными с Аль-Каидой.

Военная акция стала новым этапом в развитии  событий вокруг северной части Мали и перетасовала расстановку сил в регионе.  Ранее выступавший против боевых действий в соседней стране Алжир, предоставил свои аэродромы для французской авиации, а африканские миротворческие силы ускорили подготовку к введению своего контингента.

Уже сегодня очевидно, что боевые действия против сторонников исламского экстремизма в регионе Магриба, Сахела и Западной Африки не будут такими победоносными, как кому то может показаться. Десятки лет арабские и африканские боевики строили разветвлённую сеть в этом регионе Сахары. Имея опыт ведения партизанской войны в пустыне, боевики могут перемещатся через слабо охраняемые границы и наносить удары по военным и цивильным объектам даже далеко за пределами региона.

Самым ярким доказательством подобного утверждения является недавний захват заложников в центре Алжира в городе Ин Аменас.

Кроме проблем с экстримистами открытая вооружённая конфронтация может нарушить относительный мир установившийся между проживающими в этом регионе племенами и этническими группами. А также вновь поднять вопрос о своей легитимности со стороны малийских политиков отстранённых военными от власти в стране после путча в марте прошлого года.

Зачем Франция начала интервенцию в Мали?

Любые военные действия французов в Африке, и Мали здесь не исключение, напоминают многим о неоколониальной политике, которую Франция реализует с 60-х годов прошлого века. В бывших колониях французы стараются вести себя, как хозяева. Во многих странах до сих пор присутствуют военные контингенты  Франции, которые она использует в том числе для поддержки лояльных диктаторских режимов, влияния на политическую и экономическую жизнь в бывших колониях.

Несмотря на заявления Саркози в 2008 об окончании неоколониальной политики Франции на Африканском континенте и вывод базы из Сенегала, в том же году французские военные помогли удержаться у власти диктатору Чада. Однако Саркози,  игравший на чувствах избирателей уставших от наплыва имигрантов и требующих установления порядка в стране и возврата былого величия Франции,  ушел. И пришедший ему на смену социалист Олланд не прислушался к просьбам руководства Мали,  помочь властям этой западно-африканской страны в разрешении вооружённого противостояния с туарегами и исламистами. До определённого момента президент Французской Республики пытался всячески дистанцироваться от проблем в Мали не желая в очередной раз ввязывать страну в противостояние против исламских террористов. Поэтому, в некоторой степени,  можно согласиться с мнением о том, что в данной ситуации французы действуют в меньшей степени опираясь на свои интресы в регионе. И тем более нельзя говорить о возврате Франции к былой неоколониальной политике.

Некоторые эксперты утверждают, что французы понимая бесперспективность крупномасштабной операции и понимая, что Мали не обладает ни стратегическим месторасположением, ни фантастическими запасами полезных ископаемых, оттягивали вооружённую операцию надеясь на то, что в конце концов исламисты “выдохнутся” и в регионе установится временное затишье. Однако последние решили опередить события и пошли в атаку на Sévaré, где распологается военный аэродром и база, которые должны были стать местом дислокации международных военных сил. Такой поворот событий привёл к ускорению процесса принятия решений во францзских военных кругах и  форсированному введению войск.

Можно предположить, что французы, к которым после начала операции доверие в регионе только растёт, предположили, что “новый Афганистан” в Африке им не нужен и решили предвосхитить события.

Угрозы для миротворцев

Северное Мали вот уже десяток лет является территорией деятельности исламских экстремистов имеющих корни в Алжире. Основным доходом боевых групп объеденённых в AQIM( Аль-Каида Исламского Магриба) являются захваты заложников и контрабанда наркотиков с побережья Западной Сахары в Европу. Главным местом дислокации боевиков является север Мали(провинция Кидаль), однако свои операции потеррористы Мали захвату заложников они не раз проводили и на территории Туниса и Алжира. Многомиллионные выкупы, которые платят европейские правительства за своих захваченных граждан, стали постоянным доходом как для террористов, так и для малийских посредников. Именно поэтому бывшее руководство Мали относилось к боевикам довольно лояльно.

В конце зимы прошлого года в регионе активизировались также группы племени туарегов Ansar al-Dine, поддерживающих радикальный ислам и филиал Аль-Каиды распространяющий своё влияние на страны чёрной Африки. За несколько месяцев  эти формирования набрали сотни рекрутов из стран Ближнего Востока, Африки и Европы. Захватив власть в городах северного Мали приверженцы радикального ислама ввели законы шариата на контролируемых территориях, начали терроризировать население, уничтожать культурные ценности.

Военные эксперты утверждают, что туарегские исламисты(под командыванием Ийада Аг Хали, известного благодаря своему сотрудничеству с бывшим руководством Мали в вопросах захвата заложников и получении выкупов), а также боевики из Мавритании, Алжира, Морокко и Нигерии, не станут лёгкой добычей для французских военных и африканских миротворцев. Очевидно, что даже в случае вытеснения вооружённых исламистов из крупных городов региона, они не прекратят борьбу. Уже в первые дни интервенции французы потеряли боевой вертолёт вместе с частью экипажа. А французские командиры отметили, что были удивлены боевой выучкой исламистов и их вооружением.

Кроме боевых группировок в “арсенале” у исламистов имеются обученные смертники из  Ansar al-Sharia, сеть которой раскинулась от Морокко до Йемена. Лидер смертников Mohtar Belmohtar, один из бывших лидеров Аль-Каиды Магриба подчеркнул, что французы должны быть готовы к террору по всей Африке и Европе, а также к захватам французских граждан боевиками. В подтверждении этого ранее малоизвестная группа из Нигерии захватила французского инженера в знак протеста против действий Франции в Мали.

Таким образом, можно предположить, что операция в Мали может обернуться для Франции и Европы в целом широкомасштабной террористической войной на нескольких континентах. Начало кампании уже ознаменовано заявлениями о начале “джихада” во Франции и Испании.

По утверждениям террористов, именно люди Белмохтара, осуществили захват европейских специалистов на газовом месторождении в Алжире. Многолетний опыт борьбы и развитая сеть(Алжир, Ливия, Чад, Нигерия, Сомали, Судан) говорят о том, что малийские радикальные исламисты могут наносить удары по всему северу и центру Африки. Такая обширная география  может сказаться на стабильности этой части континента в целом.

 Изменения в регионе

В связи со стремительно развивающимися  событиями в Мали, Алжир был вынужден поменять своё отношение к варианту введения войск на территорию южного соседа. Ранее алжирское руководство выступало ярым сторонником дипломатического разрешения противостояния. Очевидно, что Алжир не желая связываться с радикальными исламистами, опасался ввязываться в любого рода конфликт, из-за опасений за неприкосновенность своих южных провинций. Опасения оказались небеспочвенными, и их подтвердила акция боевиков в центральной части Алжира.

Но для алжирского руководства обратной дороги больше нет, и по его решению уже начата переброска войск к границам с Мали, а французская авиация использует воздушное пространство над Алжиром.

Вероятно, в связи с последними изменениями в отношении к террористам в регионе, благодаря более активной позиции Алжира, будет реанимирована идея о совместном военном  противостоянии радикальному исламизму  в районе Сахары.

Вслед за алжирцами активизировалось руководство Мавритании, которая приняла наибольшее количество беженцов из северной части Мали. Несмотря на угрозу атак террористических групп, мавританцы декларировали возможное участие их армии в боевых действиях на малийской территории.

Единственной силой которая готовила миротворческую операцию в Мали до недавнего времени было объединение западно-африканских стран. Исходя из заявлений руководства Нигерии, Сенегала, Нигера, Ганы, Того, Бенина и Буркина-Фасо кампания планировалась на осень 2013 года.

На сегодняшний момент эти страны заявили об ускорении темпов подготовки интервенции и об увеличении военного контингента. Эксперты полагают, что несмотря на угрозы со стороны  исламистов, африканские государства готовы продемонстрировать, что не только европейцы способны наводить порядок на африканском континенте.

Изменения внутри Мали

В Мали очередной этап противостояния меняет симпатии общества и может вновь разжечь этнические конфликты в этой стране.

После активизации боевиков на севере Мали в прошлом году, радикально изменилось отношение к представителям арабских этнических групп и туарегам проживающих на юге страны. В результате погромов большинство “белых”, как их называют чернокожие малийцы, покинули южное Мали.

Однако, по утверждениям свидетелей,  недавнюю атаку на юг, которую предприняли исламисты начали именно группы чернокожих боевиков-исламистов  из племён региона Гао. Специалисты предполагают, что участие представителей этих этнических групп стало возможно после того, как часть исламских соединений перешло в открытое противостояние с умеренными в религиозном плане туарегами, стремящимися к провозглашению независимого государства на севере Мали. В частности бойцы исламистской группировки MUJAO, в состав которой входят представители различных этносов и племён, вытеснили из провинции Гао, населённой в том числе и чернокожими, туарегов. Чья деятельность вызывала недовольство местных племён с чёрным цветом кожи.

Также можно предположить, что участие местных чернокожих исламистов на стороне террористов стало возможно из-за серьёзной финансовой подпитки этих групп зарубежными мусульманскими фондами.

Этнические проблемы могут иметь нежелательное развитие и после возможного возврата севера Мали под контроль правительства. Международные организации утверждают, что лидеры племён чернокожих уже готовятся начать этнические чистки, с целью полной ликвидации представителей арабских групп и туарегов. В связи с этим становится очевидным, что операция международных сил в регионе не может завершиться сразу после вытеснения исламистов. И для установления мира в регионе понадобится ещё не один год.

С точки зрения внутреполитический расклад в Мали также претерпел изменения. После путча в марте прошлого года, когда капитан Amadou Haya Sanogo пришёл к власти под лозунгами усиления роли армии в стране и помощи военным сражающимся с террористами на севере, международное сообщество требовало передачи власти цивильным.

Новый президент Dioncounda Traore своей просьбой о введении французами войск,  и после их активных действий, подорвал популярность  Sanogo, который выступал противником интервенции. Однако в этнически расколотом обществе Мали армия, как организованная вооружённая сила, имеет особую роль. А призывы к усилению армии, сделали  Sanogo непререкаемым авторитетом среди малийских военных, представляющих чернокожих.

Такой водораздел между политиками, обществом и военными в африканских странах обычно заканчивается путчами и кровопролитием. Вероятно, именно такой поворот событий может ждать страну  сразу после вывода международных войск.

Вместо итогов

Начало военной операции французов изменило региональную и глобальную диспозицию Мали. Несмотря на возросшую популярность Франции в Африке после интервенции, мир малийцам она скорее всего не принесёт.

Хотя французы и говорят о первых успехах, а группы боевиков уже покинули самые крупные города севера Мали, говорить о разрешении конфликта пока рано.  Французские военные ещё столкнуться с партизанскими акциями и террористическим противостоянием. Причём подобного рода акции могут происходить не только в Мали или соседних государствах, но, в том числе, и на территории европейских стран.

Успехи  действий французов способствуют присоединению к миротворческой операции других стран региона Сахары и Западной Африки. Таких как, Алжир, Мавритания, Нигерия и др.

В Мали заметно ослабла роль прошлогодних “путчистов” из высшего руководства армии, в обществе большей поддержкой стали пользоваться политики. Однако война только углубит существующее межэтническое напряжение и, возможно, станет причиной новых конфликтов на рассовой, этнической и религиозной почве.

По материалам издания “Policy Paper” фонда Amicus Europae