ВенесуэлаПосле смерти Чавеса, одного из самых харизматичных лидеров Латинской Америки за последние несколько десятилетий, Венесуэла стоит перед сложным выбором. Сконструированный и реализованный Уго проект властной матрицы может рассыпаться без главного конструктора и строителя.

Очевидно, что будущему руководству страны необходимо опираться на народные массы верные идеям бывшего президента, поэтому кардинально менять “подход команданте” не стоит. Но и систему опиравшуюся лишь на авторитет Чавеса “заморозить” не удасться.

Что после Чавеса?

 

За годы своего правления, опираясь на поток нефтедолларов, бывший президент Венесуэлы смог избежать резких негативных скачков в экономике страны. Медленный, но всё же рост, доходов населения гарантировал контроль за социальной напряжённостью, характерной для всех стран этого региона планеты. Благодаря популистским действиям Чавеса по раздаче земли беднякам, оппозиционеры утратили популярность и маргинализируясь скатились исключительно на непопулярную для большинства избирателей риторику. Поэтому, вероятно, что на ближайших выборах,  “наследнику” Уго Николасу Мадуро оппозиционные политики конкуренцию составят навряд ли.

Другое дело, что Мадуро стоит ждать жестокой конкуренции со стороны своих же однопартийцев и сторонников Чавеса.  Дело в том, что вслед за национализацией нефтяного и энергетического сектора  страны, проведённой в 2007 году,   на политическую арену вышли так называемые “красные буржуа”,  представляющие экономическую фракцию в “Объеденённой социалистической партии Венесуэлы”. Созданная Чавесом в конце 2006-го года партия объединила довольно  широкий спектр политического поля. До недавнего времени фигура президента прочно “цементировала” структуру руководящую страной,  и гарантировала власть и доход её членам. Исходя из исторического опыта, напрашивается предположение о том, что с уходом Чавеса, самые весомые группы в организации начнут борьбу друг с другом за власть и сферы влияния.

И если теперешнему вице-президенту Мадуро на предстоящих выборах, фактически гарантировано президентское кресло, то  само время каденции может нести массу сюрпризов для будущего руководителя Венесуэлы и её граждан.

Находясь под “прессом” однопартийцев и оппозиционеров, набравших на прошлых президенстских выборах 44 процента голосов избирателей, Мадуро и его сторонники неизбежно начнут терять популярность. А возможные экономические неурядицы, обусловленные внутрепартийным противостоянием, лишь ослабят позиции “наследника” Чавеса. Насколько адекватно сможет реагировать на подобные вызовы будущий руководитель Венесуэлы покажет время.

 Внешняя политика Венесуэлы

 

Внешняя политика страны хотя, вероятно, и не окажет серьёзного давления на внутренние процессы, всё же может подвергнуться определённым изменениям.

За годы правления Уго его манера управления и модель нашли массу сторонников по всей Латинской Америке, и стали причиной изменений происходящих в этом регионе. Венесуэла стала моральным лидером для большинства своих соседей. Несмотря на продолжающийся конфликт с Колумбией, который время от времени грозит перерости в военный, даже в этой стране идеи “Боливарианской Революцци” имеют массу поклонников.  В виду этого, налаживание диалога с США будущее руководство Венесуэлы навряд ли будет считать приоритетным шагом. Хотя, нельзя исключать, что потепление будет возможно в случае изменения риторики самих американцев.

Влияние за пределами региона Венсуэлы можно считать ничтожным по сравнению с таким экономическим монстром, как Бразилия. И хотя, благодаря Чавесу, о стране узнали в разных уголках мира, но только “знаниями” известность пока и ограничилась.

Контакты с Китаем и Россией, для этих стран оказались лишь символическими и несущественными.

Другое дело Беларусь. Для нашей страны потенциальные контракты с латиноамериканцами  могли принести ощутимый доход. Однако, в виду того, что венесуэльцы ограничились лишь сотрудничеством  в строительной и машиностроительной сфере, ожидания не оправдались.

Можно предположить, что в виду переходного периода, который ждёт эту южно-американскую республику в ближайшие несколько лет, “градус” сотрудничества с Беларусью и другими странами континента спадёт.