Казахстанская геополитикаКазахстан со дня провозглашения независимости в 1991 году продолжает балансирование на геополитических волнах используя пересечение стратегий сразу нескольких игроков.

Не секрет, что во внутренней политике в стране преобладает веками укоренившаяся  тейповая система и семейственность. Как бы не казалось это недемократично и дико в современным условиях, особенно для до сих пор пребывающих под романтическими впечатлениями от западной  медиакратии либералов, такая система для стран Центральной Азии традиционна. И ее стоит воспринимать трезво, как данность, констатируя факты и избегая эмоциональных  оценок.

Для этого, хотя бы, достаточно оценить позицию американцев и европейцев, которые вот уже более двадцати лет инвестируют в казахскую экономику, включили страну в континентальные процессы, и лишь застенчиво журят руководство Казахстана за нарушения прав человека и недемократичность.
Но, в отличии от Беларуси, казахское руководство оказалось более дальновидным, в плане построения ширмы демократии, которую использует  большинство европейских государств. Хотя, стоит признать, более искусно, чем Астана.

В результате, страна интегрирована в большинство европейских структур, является полноправным членом Совета Европы, влияет на принятие решений в европейских наднациональных органах.  И это несмотря на доказанное кровавое подавление восстания в Жанаозене, предпосылки и версии о ходе которого до сих пор до конца не ясны и вызывают широкие дискуссии.

Стоит отметить, что определённая лояльность к стране вызвана в первую очередь экономической заинтересованностью мировых лидеров, возможностью использовать Казахстан в геополитической игре,  открытость к таким попыткам самих казахов. И понимание Астаной необходимости создания “демократического фасада”, что отвечает интересам США и Европы.

Экономичекие качели Казахстана

С момента обретения независимости Нурсултан Назарбаев, бессменно правящий с 1984 года, и наиболее влиятельные лица страны взяли курс на приватизацию нефте-газовой и горно-добывающей отраслей. В этих процессах государство старалось сохранять баланс респределения получаемых средств между самыми влиятельными традиционными группами внутри Казахстана, а также уравновешивать доли в предприятиях между представителями различных стран.

И если в прошлом веке главенствующие позиции в основообразующих отраслях занимали европейские и американские кампании, то за последнее десятилетие на рынок зашли ещё китайские и российские капиталы. Кроме этого, казахстанцы последние несколько лет ведут работу в направлении так называемой “национализации”, пытаясь увеличить долю государственного участия в основных добывающих и перерабатывающих кампаниях.
В этой связи особенно заметно ограничение участия иностранных организаций в разведке и разработке новых местораждений, в том числе в Кашагане, области Каспийского моря, работы в которой  ведёт совместная операционная компания North Caspian Operating Company (NCOC). В частности, в результате давления на иностранных участников со стороны всех ответственных гос структур, государству  удалось, через национальные кампании, увеличить свою степень присутствия в этом проекте. А американцы из ConocoPhillips  и вовсе могут уйти с казахского рынка.
Основной проблемой Астаны в этом направлении является нехватка средств для инвестирования в нефте-газо добывающую отрасль.

Кроме желания наращивания своих дохов от основных секторов экономики, действия по увеличению доли государства, продиктованы, в том числе, и стратегической необходимостью. Дисбаланс может привести к нежелательным перекосам, как на внешнем направлении, так и на внутреннем.

С одной стороны, Казахстану необходимо поддерживать дружеские отношения с Москвой, политики в которой продвигают интересы, в первую очередь,  российских нефтяных, газовых и других кампаний. С другой стороны, наращивающий свою мощь Китай, всё больше инвестирует в казахскую экономику. Об агрессивной стратегии продвижения китайцев на рынки и его конкурирование с американским капиталом давно известно, что в свою очередь, безусловно, не устраивает США. Учитывая, что Вашингтон является давним и стратегическим партнёром Астаны, с ним Назарбаев портить отношенияэкономика казахстана также не хочет.
Таким образом, видно, что балансирование между этими тремя гигантами тяжело даётся Казахстану. Поэтому, становится понятным, что перераспределение участия путём “медленной национализации” является в первую очередь вынужденной мерой. И скорее всего на ней дело не остановится.

Интеграционные вызовы для казахских элит

Понятно, что идея создания Таможенного союза, Единого экономического пространства и, возможно, Евразийского союза, на принципах политического партнёрства, а не только экономического, с одной стороны выгодна Астане, как противовес Китаю и Ирану, а также, как открытие для казахских товаров и капиталов 170 миллионного рынка. Но с другой стороны, такая плотная интеграция с Россией вызывает раздражение у остальных партнёров и казахских элит, опасающихся конкуренции со стороны кремлёвских олигархов.
Так, по утверждению известного эксперта по казахской экономике и политике россиянина Александра Собянина, казахстанские частники уже планируют продажу доли в крупнейшей в мире кампании по добыче и пераработке железной руды и производству феррохрома ENRC швейцарским трейдерам. По мению эксперта, такое перераспределение не может способствовать дальнейшей консолидации активов в руках государства и созданию крупного холдинга. Что сможет негативно сказаться на возможной дальнейшей интеграции всей горно-рудной  промышленности Казахстана с российской.

Из заявления эксперта можно сделать вывод, что россияне уже планируют “интегрирование” самых выгодных участников казахстанского рынка с кампаниями принадлежащими российским олигархам. В виду этого, опасаясь потерять всё, казахи,  владеющие  не только  акциями упомянутой кампании, спешат продать их, и вывести из страны капиталы.

Такого рода поворот событий не устраивает правящие круги Казахстана. Астана имеет возможности противостоять России в первую очередь в экономических вопросах. Немаловажным является фактор поставок казахской нефти на участке Узень-Атырау-Самара, с пропускной способностью 17 млн тонн в год. Несмотря на прогнозируемую негативную реакцию, в том числе и  Запада, Казахстан совсем недавно уже заявил о планах увеличения своих поставок нефти на 40% в Китай по нефтепроводу Атасу-Алашанькоу. В случае дальнейшей заинтересованности китайцев в казахстанской нефти, Астана заявила о возможном  сокращении  сотрудничества с россиянами в этой сфере. В зависимости от степени сокращения поставок, пострадают российские кампании осуществляющие реэкспорт казахской нефти на европейские рынки.

Кроме этого, пользуясь  особым геополитическим статусом своей страны, Назарбаев любит подчёркивать её близость к Турции и идеям неоосманизма. Который можно считать особым видением турок  евразийской идеи, в противовес российскому.  Очевидно, что заявления Лидера Нации(именно такой официальный титул носит Нурсултан Абишевич) в Анкаре в октябре 2012 года, о необходимости объединения тюркских народов, были очередным сигналом для Москвы.
Имея своё понимание  интеграции на постсоветском пространстве, ограничивая её степень, Астана, в том числе, играет в опасную игру с США, как с основным союзником Турции,  и Китаем.

Американцы, как “мировой полицейский”, не останавливающийся ни перед какими методами, учитывая природные богатства Казахстана,  могут быть не совсем желательным единственным партнёром. Беря в расчёт военное присутствие США в регионе, и желание его наращивания Вашингтоном, а также использование американцами в своей внешней политике принципов “продвижения демократии”, казахстанские элиты постоянно рискуют потерять контроль над процессами в стране. Пример Кыргыстана, в данном случае, очень показателен.

Кроме этого, Америку, может обеспокоить китайское наращивание экономического присутствия  в Казахстане.  По мнению авторов концепции „The New Great Game in Central Asia”, опубликованной  European Council of Foreign Relations в 2011 году,  Центральная Азия давно является “лабораторией китайской внешней политики”. Говоря о Казахстане, эксперты подчеркнули в своей работе, заинтересованность китайцев в первую очередь в природных ресурсах региона.  Пекин, по мнению многих исследователей, ведёт планомерную работу над созданием наднациональной структуры, в том числе, наделённой “полицейскими функциями”. Щедро финансируя проекты на территории Центральной Азии, китайцы способствуют более плотному сотрудничеству на “грани интегрирования” стран региона в свою экономику. И, как следствие, встраиванию их в схему китайской внешней политики.

Такого рода перспективы не могут быть выгодны для казахстанских элит. Усиление роли одного из внешнеполитических партнёров может привести к потере контроля, как следствие использования внешними акторами внутренних противоречий между кланами, которых удаётся избегать благодаря мудрой политике Назарбаева.

А учитывая специфику региона, очевидно, что даже малейшая утрата авторитета в стране ведёт к близкому краху и полной потере власти.

 Внутреннее обострение в Казахстане

Вполне прогнозируемое обострение внутри страны может произойти довольно неожиданно. Не для кого не секрет, что 73 летний президент Казахстана  два года назад перенёс операцию по удалению рака простаты, и не обладает отменным здоровьем.

Нельзя сказать, что элиты не готовятся к необходимости передачи власти. Многочисленные провластные СМИ уже провели несколько исследований и обозначили несколько возможных преемников Назарбаева. Неимеющего сыновей президента может сменить, в том числе, и муж одной из  его дочерей Тимур Кулибаев. Учитывая специфику региона, отметим, что Тимур является представителем одного, или дружественного, тейпа для семьи Назарбаевых. Его отец Аскар Кулибаев являлся некогда видным советским партийным деятелем. В этом году родственнику президента исполнится 47 лет, что по местным меркам является довольно подходящим возрастом для занятия высокой должности.
Эксперты определили фигуру Кулибаева, как одну из наиболее возможных и компромиссных. Специалисты сходятся во мнении, что такого рода переход власти может быть наиболее приемлемым для Казахстана. Так как избавит страну от потенциальной войны между кланами за власть и передел собственности, не позволит расколоть государство по региональному, этническому принципу. А изображать демократический процесс и плюрализм мнений для хорошей картинки казахи давно уже научились.

По материалам  European Council of Foreign Relations, Экспертного совета “Центра стратегической конъюнктуры”(Москва)