Страны бывшего советского лагеря, пинимающие участие в “Восточном партнёрстве”, изначально рассматривали организацию как инструмент усиления элемента многовекторности в своей внешней политике, а в некоторой степени, и как этап в становлении более тесного сотрудничества с ЕС.
Насколько были реализованы эти устремеления?
По прошествии пяти лет существования ВП можно констатировать, что надежды бывших советских республик оказались неоправданными.
Идея программы “Восточного партнёрства”, как части европейской политики на востоке континента, была инициирована министрами иностранных дел Польши и Швеции Сиикорским и Бильдтом. На момент начала реализации программы международное положение в регионе выглядело так:
1. Проблемы в российско-европейских отношениях, обусловленные окончанием действия договора о партнёрстве и сотрудничестве, новая формула которого была заблокированна отдельными представителями стран ЕС;
2. Углубление прозападной ориентации отдельных стран бывшего СССР, или более полное осознание необходимости сотрудничества с европейскими партнёрами(Беларусь, Молдова).

Стоит отметить, что на момент начала реализации программы ВП, её идеологическое наполнение и основные цели не были до конца ясны даже самим участникам. В первых документах, регламентирующих работу программы, речь в первую очередь шла о демократизации и сотрудничестве в экономической сфере. До сих пор большинство политиков не в состоянии вразумительно объяснить цель и концепцию программы, ограничиваясь общими фразами об углублении сотрудничества Брюсселя с постсоветскими странами.  Как отмечает директор польского Ośrodka Studiów Wschodnich, структуры чья деятельность негласно регламентируется МИДом, Олаф Осица: “До сегодняшнего дня неизвестно насколько целями программы являются вступление восточно-европейских государств в ЕС, политическое сотрудничество, экономическая интеграция.”
К тому же известно, что финансовых гарантий реализации даже тех обозначенных неконкретных  целей до сих пор не существует.
В 2009-2013 годах из бюджета ЕС на проект было выделено 2,8 млрд. евро. Однако, даже эта скромная сумма не была полностью распределена на программы в государствах-участниках. Эксперты видят причиной такой неповоротливости в реализации-отсутствие центролизованной системы определения значимости грантовых проектов и отсутствие внятной информации. А также проблемы в негосударственном секторе в странах.Вв частности специалисты констатируют:
1. Отсутствие достаточно подготовленных кадров в неправительственном секторе постсоветских республик;
2. Вместо плодотворной работы, зачастую, в реализации проектов учавствуют виртуальные организации, созданные лишь для “освоения” средств;
Такое положение дел, по словам европейских политиков, является следствием перекосов в формировании гражданского поля, вызванного ориентацией большинства его участников лишь на внешнее финансирование.

В связи с трудностями в реализации, в том числе обусловленными сугубо индивидуальными для разных стран-участников особенностями, некоторые эксперты утверждают, что третий конгресс ВП, запланированный на ноябрь, вновь закончится прежними невнятными декларациями. И прогресса в работе проекта по прежнему ждать не следует.

На основании публикации в польском журнале Przegląd Geopolityczny