Сегодняшние взаимоотношения между государствами Центральной Азии и странами рассматривающими этот регион, как территорию своих интересов и влияния, являются следствием изменения геополитического расклада времён “холодной войны” и началом эпохи нового противостояния с участием США, КНР, России, Индии, Ирана, Турции и Пакистана.

Действия Пекина в Центральной Азии противоречат позициям России и США, как традиционных игроков в регионе(США здесь заменили Великобританию). Иран всегда рассматривал Таджикистан как область своих интересов, имея ввиду общую историю и этническое родство между народами.

Другим сильным региональным центром силы, который также опирается на исторически обусловленные устремления, есть Турция, инициировавшая в на 90-х годах создание проекта Central Asia Regional Union (CARU). Пакистан, рассматривает Таджикистан как страну граничащую с Афганистаном, давно находящимся в ареоле интересов Исламабада. Индия в своём противостоянии с пакистанцами опасается любого усиления противника, последние годы уверенно дрейфующего в сторону создания с Пекином анти-индийского блока.

Основной игрок-Китай

Учитывая деятельность международной террористической организации Аль-Каида, которая распространяет своё влияние в регионе, КНР и Россия пошли на создание Шанхайской организации сотрудничества. Организация призвана служить площадкой для обсуждения вопросов безопасности и взаимодействия в этой сфере для государств региона, а также китайцев и россиян.

Для Пекина участие в организации открыло новые возможности для усиления своей роли в геополитичком раскладе в Центральной Азии. Своё присутствие в регионе китайцы рассматривают как стратегическое, и наращивают влияние в военной сфере, охране границы, финансовом аспекте, в том числе инвестиционном. Экономическая интеграция китайских проектов полностью отвечает долгосрочным устремлениям Пекина. Который рассчитывает связать своё восточное побережье с Центральной Азией новыми торговыми путями, электросетями, газо-,нефтепроводами. В далёкой перспективе КНР рассматривает возможность, через таджикскую территорию, выход к побережью Индийского океана в дружественном Пакистане. В районе Гвадара китайцы планируют строительство крупного порта, в рамках стратегии создания четырёх океанических портов, способных разорвать блокаду выстроенную американцами вокруг Китая из недружественных государств южной и юго-восточной Азии.

В далёком 1994 году китайский премьер озвучил необходимость строительства новых веток железной дороги, которая в перспективе могла бы связать КНР с Европой. Железнодорожную систему предложено было назвать Transport Corridor Europe Caucasus Asia (TRACECA).

Другим масштабным проектом стал Transit Asia Europe Fiber Cable System. Его суть заключается в прокладке телекоммуникационных систем из Шанхая во Франкфурт через территорию Центральной Азии.

Что касается двусторонних взаимоотношений между КНР и Таджикистаном, то с начала 90-х годов они не были лёгкими. Китай всегда считал ЦА регионом распространения своего влияния, кроме этого к таджикам китайцы до 2011 года имели открытые территориальные претензии.

Более двух лет назад таджикский парламент принял решение передать Китаю 0,78% своей территории(около 1000 кв.км.) в Памирских горах. После чего между государствами был заключён договор о стратегическом сотрудничестве, которое, в том числе, должно заключаться во взаимодействии стран в обеспечении безопасности и контроля границ, используемых наркоторговцами и исламскими террористами для переброски наркотиков и вооружения.

Плотное взаимодействие между странами расширило возможности для взаимовыгодной экономической интеграции западных провинций Китая, таких как Синьцзян и Тибет, с Таджикистаном. Открытый в 2004 году пограничный переход в Кулма-Куласу, соединяющий китайский Синьцян-уйгурский округ и таджикскую Автономную Республику Горный Бадахшан, позволил увеличить товарооборот между странами на 1 млрд. долларов в год.

Довольно крупные проекты Китай и Таджикистан реализуют в энергетической сфере. Планировалось строительство нескольких ГЭС на реке Зарафшан, а также прокладка линий электро передач через всю территорию страны и далее на юг, в Афганистан, Пакистан, Иран. Но на сегодняшний день реализация проектов по причине недопонимания со стороны  соседнего Узбекистана приостановлена. Что не мешает реализации планов сотрудничества между Китаем и Таджикистаном в телекоммуникационной и военной сфере.

 Геополитический гордиев узел

По мнению экспертов активизация сотрудничества между государствами спровоцированна трансформацией геополитического расклада в регионе после начала анти-террористической операции в Афганистане. Китай рассматривает Таджикистан через призму стратегии взаимодействия с Пакистаном. Для китайцев очень важным является регион Коридора Вахан расположенного на северо-востоке Афганистана. Это участок Памира, расположенный в долине, ещё с конца 19-го века является очень важным природным транспортным коридором в этом районе. За контроль над ним ещё соперничали российские императорские войска с вооружёнными силами британской королевы.
Для Пекина очень важно контролировать Коридор Вахан, что несёт явную экономическую выгоду, и позволяет противостоять проникновению исламских экстремистов в неспокойный Сенцьзянь, раздираемый религиозно-этническими противоречиями.
Очевидно, что Китай как никогда заинтересован в окончательном разрешении вопроса о китайско-пакистанской границе в районе Каракорумского шоссе( хребет Салторо и ледник Сиачена), который в результате вооружённого конфликта в конце 80-х годов прошлого века на данный момент контролируется индусами. Несмортя на многочисленные пакистанско-индийские перговоры о судьбе этой стратегически важной транспортной артерии, и перемирии, Исламабад, всё же планирует восстановить контроль над этой высокогорной местностью. Что в перспективе свяжет Пакистан с дружественным Китаем.

Активность КНР в Центральной Азии не может не вызывать обеспокоенность Индии. А налаживание плотного сотрудничества между Пекином и Исламабадом указывает на прямую угрозу для безопасности этой страны. В связи с чем Нью-Дели реализует свою политику в Таджикистане, участвуя и соперничая с Китаем во многих экономических, и даже, военных проектах.

В частности, индийская сторона выступила в качестве одного из основных инвесторов в проекте строительства через территорию Таджикистана газопровода связывающего Туркменистан с Пакистаном. А также использует советский военный аэродром Айни в качестве базы для боевых истребителей и вертолётов. Что, по мнению военных экспертов, позволяет индусам контролировать спорные приграничные районы между Индией, Китаем, Афганистаном, Пакистаном и Таджикистаном.

Такого рода сотрудничество ярко характеризует “битву за Таджикистан”, которая разворачивается на наших глазах. Очевидно, что несмотря на всё большую ангажированность китайцев сотрудничающих с Пакистаном, индусы будут участвовать в формировании геополитической карты в Центральной Азии. Таким образом, Таджикистан может оказаться на переднем краю противостояния и  в зоне столкновения противоречий в регионе.