Белоруссия Беларусь Лукашенко оппозиция народ протест революция недовольство

В последнее время чрезвычайно модным стало изучать глобальную историю на примере микроисторий, ведь все великое познается в сравнении, а малое – это всего лишь отображение, либо уменьшеная копия, большого.

На этом основании я считаю свой родной двор микрокопией Республики Беларусь и безусловным примером, на основании которого можно анализировать отечественную политику.

Недавно, известный демократический деятель Виктор Антонович Ивашкевич выдвинул идею проведения «народных сходов» во дворах ввиду усиливающегося давления власти, а также с целью пробуждения протестной активности рядовых граждан.. Если говорить серьезно, с точки зрения оппозиционера действительно стремящегося к обретению всей полноты политической власти, то более абсурдную идею трудно придумать. Как сказал один мой знакомый, с детства ненавидящий действующего Президента : «На олимпиаде для даунов Ивашкевич однозначно пробился бы в финальную восьмерку, а , возможно, даже взял бы медаль».

Покойные дедушка Ленин или Савинков , если бы Ивашкевич жил в начале бурного 20-го века, безусловно бы обьявили Виктора Антоновича провокатором, «врагом революции», вынесли бы ему смертный приговор, а какая нибудь фанатичная институтка оборвала бы жизнь незадачливого политика. В Беларуси «революционеры» далеко не те, да и «доноры» далеко не Парвус (или кто там еще давал бабки Ильичу), поэтому Виктор Антонович по прежнему жив-здоров, сытно кушает, выпивает и непрочь провести еще пару «народных сходов» без участия народа.

Так при чем здесь мой двор? А вот причем – идея народных сходов не нова, Ивашкевич ее похитил, он плагиатор. Дело в том, что в моем дворе подобные сходы проходят уже многие годы, причем еженедельно, каждую пятницу и субботу по вечерам, а также в конун государственных праздников. Мероприятия массовые ( летом собирается до 100 человек), проходят без санкции Мингорисполкома, иногда активистов задерживают «псы режима». Верховодят, правда, там не оппозиционные политики, а простые харизматики, выходцы из народа: уже известный читателям Валера Длинный, таксист Ряба, неоднократно судимый Максим Батон. Повестка дня «народных сходов» стабильно узкая : женщины, деньги, автомобили, межличностные отношения участников, политика бывает редко, чаще международные отношения, например действия стран Запада в Ливии недавно обсуждали. Америку собравшиеся чаще осуждают, к России благоволят.

К белорусскому Президенту отношение у публики сдержано-критическое: «батьку» не любят, но боятся и связываться с ним не хотят. Что касается Ивашкевича, то я бы не советовал Виктору Антоновичу проводить «народный сход» по дворам, во дворах к пришедшим со стороны агитатором относятся критически, часто такой «варяг» просыпается утром один на лавке и не может обнаружить портмоне и мобильный телефон, а ведь он давече так здорово угощал водкой новых знакомых….

Что касается рейтинга Лукашенко, который якобы опустился ниже отметки в 20 процентов: в моем дворе есть участковый Михаил Сергеевич, майор, работает давно, около 20 лет. Его рейтинг редко превышал статистическую погрешность, он не популярен в широких массах, однако в районе все знают у кого реальная власть.

Оппозиция в лице моих дворовых знакомых при появлении Михаила Сергеевича начинает заискивающе улыбаться, прятать в рукава бутылки и мямлить : « А мы что? А мы ничего. Мы ж , Михал Сергеич, культурно, вы ж нас знаете». «Смотрите мне, нах!» – бросает в ответ участковый и идет по своим делам, у него вопросы поважнее, нужно расследовать кражу, бытовуху или еще что. После ухода стража порядка дворовая оппозиция начинает поносить «легавого» последними словами и обещает неминуемо с ним «разобраться». Так продолжается последних лет 15, сменилось уже несколько поколений оппозиционеров, кто то «присел», кто то женился , взял кредит и отшел от дел, а кто то и вовсе подружился с Михал Сергеевичем и стал его тайным осведомителем. Факт в том, что уходят старые оппоненты, приходят новые, а Михаил Сергеевич по прежнему на своем месте, хотя поддержки электората у него ноль: одни жены алкоголиков, да бабушки- старушки.

Почему же никак не могут его победить? Ответ прост: у товарища участкового есть власть и спецсредства (палка резиновая и балончик со слезотачивым газом, ствола я у него никогда не видел, по крайней мере он не доствал) и Михаил Сергеевич не боиться их применять, чего не скажешь об оппонентах, которые 15 лет все угрожают и плачутся в кожан товарищам из соседних дворов.

По моему обьяснять параллели не имеет смысла. Все и так ясно…

Автор: Виктор Бурдалёв