eastern-partnershipЕвропейские эксперты приходят к мнению, что программа Восточного партнёрства, которая должна была уравновешивать интеграционные процессы на постсоветском пространстве, с треском провалилась. Сегодняшняя ситуация в Украине, по мнению польского эксперта Европейского Центра Геополитического Анализа Анджея Доленги, является следствием ошибочных действий европейцев на востоке.

Скандальный провал концепции партнёрства подтверждают в том числе и некоторые ярые её сторонники. Так, бывший помощник министра польского МИД-а Витольд Вальшински в интервью “Газете Выборчей” отметил, что программа существовала не для интеграции Украины в ЕС, а для того, чтобы предупредить подобные процессы.

Недостаточное финансирование и информированность европейских политиков о концепции Восточного партнёрства может свидетельствовать о заинтересованности стран “большого ЕС” в выстраивании более плотных взаимоотношений с Россией, чем с постсоветскими государствами, подчёркивает Марек Савицки, депутат польского Сейма в своём материале на страницах “Речи Посполитой”.

По мнению политика программа в большей степени отвечала интересам Вашингтона в регионе, и поэтому рассчитывать на поддержку Германии не стоило вовсе. В тоже время Франция, на сегодняшний момент, в большей степени заинтересована в сотрудничестве со странами средиземноморского бассейна, в том числе с африканскими государствами.

Европейские политики признают, что ЕС не обладает достаточными средствами для реализации своих программ и кредитования стран входящих в Восточное партнёрство. А министр иностранных дел Польши, на встрече Вышеградской группы с участием других государств региона, подчеркнул, что Россия должна в полной мере выполнять свои договорённости по кредитованию Украины. Радослав Сикорский признаёт в своём интервью BBC, что концепция партнёрства, одним из авторов которой он является, дала мизерный результат. В основном из-за направленности программ на обучение, узкую специализацию, работу с “гражданскими активистами”, которые, как обычно это бывает, способны только к “осваиванию грантов”, и не беспокоятся о работе с широкими слоями населения.

Что же осталось в сухом остатке от программ партнёрства, результатом работы которых должно было стать вовлечение пост советских стран в европейскую орбиту?

Украина однозначно, по мнению Анджея Доленги, была отброшена на несколько лет назад от процесса подписания ассоциации с ЕС. Причиной стали политика ЕС, демарш Януковича, революционные события, гражданское противостояние инспирированное российским олигархическим классом с целью поддержания хаоса в стране, и последующего передела активов ослабленных украинских олигархов.

В Молдавии, по мнению премьера Польши Дональда Туска, наблюдается рост анти-европейских настроений. После договора об ассоциации с ЕС молдовское общество обеспокоено планами Румынии, которая заявила о скорой инкорпорации Республики Молдова. Несогласные с румынской политикой жители автономной Гагаузии высказались за евразийскую интеграцию, фактически выступили против ускорения евроинтеграционных процессов.

В стране наблюдается рост популярности некогда правящей Коммунистической партии, которая не без поддержки российских структур выступает, как сила  выступающая резко против форсирования темпов евроинтеграции.

Армения после долгих консультаций, давления со стороны России отказалась от подписания соглашения с ЕС, Грузия не высказывает прежней заинтересованности в ускорении процессов. Беларусь, которая всегда высказывала интерес к финансовой стороне вопроса, фактически дистанцировалась от процессов, не увидя конкретного денежного интереса.

Европейские эксперты констатируют, что государства-участники Восточного партнёрства не увидев чётких сигналов из Европы поспешили дистанцироваться. Так директор European Leadership Network Ян Кеарнс в своём материале опубликованном в британской прессе отметил, что европейские политики ошиблись акцентируя внимание на цивилизационном выборе для постевропейских государств. По мнению эксперта ЕС должны трансформировать свою политику в сторону развития концепций “Большой Европы”, которая бы включала вовлечение в интеграционные процессы в том числе России и Турции.

А на сегодняшний момент Восточное партнёрство может войти в историю, как партнёрство Брюсселя и Кишинёва, если молдаване не пересмотрят своего мнения, как это сделали украинцы и армяне.