MapСобытия которые наблюдаются в Украине, особенно на юго-востоке страны, в Крыму, являющиеся следствием фатального ослабления украинского государства, подтверждают тезис о том, что в современном мире международные нормы, институты давно не работают.

Вероятнее всего, Россия действует в Крыму с молчаливого согласия американцев, отношение которых к Украине, за исключением явно театральных визитов и заявлений, скорее невнятное и незаинтересованное.

Как бы не развивалась ситуация, вполне понятно, что, когда гаранты целостности государства в центре Европы дистанцируются от своих обязательств, ограничиваясь лишь дипломатическими нотами, многие территориальные вопросы на континенте вновь могут быть подняты.

Опыт наблюдения за разворачиванием украинских событий подсказывает, что для начала разыгрывания карты спорной немоноэтничной области достаточно поставить под сомнение управляемость, эффективность государственных органов. Инспирировать бунт, смуту, если хотите.

Polskie Wilno

Не будем ходить далеко, достаточно взглянуть на один из спорных регионов возле самой белорусской границы-Виленщину.

Последнее, самое острое обострение ситуации на этой территории произошло в начале девяностых.

Сразу после объявления независимости Литовской Республики значительная часть населения Виленского края начала активно высказывать обеспокоенность за своё будущее.

Поляки в Литве

Поляки в Литве

Тем более, на тот момент ещё не зажили раны, которые были нанесены жителям региона в начале века.

По сравнению с более “горячими точками” на карте Европы неоднозначных событий на Виленьщине происходило не меньше, а то и больше: этнические чистки, переселение, административное вытеснение, языковая дискриминация.

Если говорить о событиях конца прошлого века, то необходимо вспомнить о попытках поляков проживающих в Вильнюсе и Виленском крае инициировать создание автономии с прицелом на плотное сотрудничество с Польшей, а также многочисленные митинги русскоязычного населения и этнических белорусов, на которых высказывались требования отделиться от Литвы и войти в состав БССР, которая ещё не объявила о своей независимости.

Попытки поляков были подавлены литовскими правоохранителями. Также произошло несколько “странных смертей” лидеров польского движения. Выступления “советски настроенных” граждан так и не привели к внятному предложению, а тем более каким-либо действиям. До сих существует неподтверждённое мнение, что руководство Беларуси, понимая каким взрывом противостояния грозит передел земель Литвы, постаралось дистанцироваться и убедить литовских белорусов и русскоязычных отказаться от эскалации конфликта.

Польское руководство  до сих пор не оставило надежды присоединить Виленщину к Польше, что демонстрирует масштабная поддержка негосударственных организаций, в том числе негласная политических движений,

И хотя польские политики посещая мероприятия в Литве, организуемые полонийными организациями, заявляют только о необходимости пересмотра языковой политики в регионе, в обществе, а особенно в радикальных кругах, открыто звучит призыв вынудить Литву предоставить широкую автономию территориям населённым этническими поляками.

А лозунг “Polskie Wilno!”, звучащий на масштабных политических акциях, демонстрирует настроения поляков.

В этой связи, если смоделировать осложнение ситуации в Евросоюзе, который на сегодняшний день является основным сдерживающим фактором для Польши, вполне вероятно, что поляки могут пойти по “украинскому сценарию”.

Польские спецслужбы, активно работающие в Литве, в том числе и через сети НГО, вполне способны организовать события, которые бы поставили под сомнение контролируемость литовской системы государственного управления.

Дальнейшие действия вполне можно было бы вписать в “акцию защиты населения“, благо пример действий России в Крыму является свежим и ярким прецедентом. В условиях краха системы международного регулирования такой сценарий вполне возможен.