распил российской нефти

В последнее время геополитическая обстановка по отношению к Ирану существенно изменилась. Эксперты разносторонне оценивают варианты дальнейших взаимоотношений Запада с Тегераном, возможные изменения в политике санкций по отношению к иранским предприятиям.
На фоне украинского кризиса, который, по мнению некоторых специалистов, может скорректировать энергетическую политику России в ЕС, иранский министр нефти Биджан Намдар Занганех в интервью presstv.ir заверил, что Тегеран готов полностью удовлетворить европейский спрос на природный газ. В этой связи весьма правдоподобными выглядят разговоры о возврате к проекту постройки газопровода, который бы соединил иранские месторождения с потребителями в ЕС. Хотя эксперты предупреждают о том, что процесс потепления взаимоотношений с Западом для Ирана будет нелёгким, да и возрождение идеи такого глобального проекта потребует, в том числе, участия третьих стран.
В конце 2013 года в Женеве было подписано временное соглашение между Ираном и группой стран-членов Совета Безопасности ООН, плюс Германия, о частичной приостановке ядерной программы Тегерана в обмен на пересмотр западных санкций. На сегодняшний день дипломаты прорабатывают условия очередного раунда переговоров между сторонами.
Стоит отметить, что представители США и Ирана в первый раз поставили подписи под подобным документом за последние тридцать лет.
Подобного рода революция во взаимоотношениях между западными союзниками и иранцами вызывает бурное обсуждение в европейской и мировой экспертной среде.
С одной стороны, специалисты видят плюсы во всё большей открытости экономики Ирана и страны в целом. Что будет способствовать налаживанию сотрудничества, в том числе и в газовой сфере. Однако, с другой, многие опасаются, что Тегеран будет использовать свой растущий потенциал также и для увеличения своего геополитического веса на Ближнем Востоке.
Такой поворот не может устраивать Саудовскую Аравию, Катар, Бахрейн, другие государства Залива, а также Израиль.

Геополитическая карта вокруг Ирана

Рассматривая геополитическую ситуацию нельзя упомянуть о вовлечённости Ирана в процессы на Кавказе и Центральной Азии. Страна исторически и экономически влияет на эти регионы, также немаловажен религиозный и этнический факторы.
Иранское государство-  фактически самодостаточный регион. Географически, благодаря горным цепям и другим естественным границам, страна представляет из себя “горную цитадель”, что является определённой защитой от прямого наземного вторжения противника.
Единственным потенциальный военным соперником страны на данный момент являются США, которые после вторжения в Ирак, уничтожили основного противника Тегерана в регионе. А благодаря идеологической экспансии и усилению шиитской составляющей в Ираке, иранцы стали основным политическим игроком в соседней стране.
Единственным геополитическим конкурентом для Ирана сейчас является Турция- страна со схожим потенциалом, интегрированная в глобальную систему. Стамбул может стать реальной проблемой для Тегерана, как страна транзитёр, стоящая на пути потенциального ирано-европейского взаимодействия.

Центр энергетической геополитики Ирана

Благодаря контролю за проливом Ормуз в Персидском Заливе, Иран может заблокировать транспортный коридор для экспорта нефти из стран региона. Страна не является лидером в военно-морской и транспортной сфере, несмотря на бурно развивающийся порт Чабахар на юго-востоке Оманского Залива.
Несмотря на огромный энергетический потенциал страны, обладающей 13% мировых запасов нефти, Тегеран ставит на развитие ядерной энергетики.
Позиция США и Израиля в вопросе развития ядерных технологий в Иране, а также их давление на международном уровне, не позволяет Тегерану в полной мере реализовать свой энергетический потенциал, блокирует работу иранских дипломатов и бизнесменов.
А санкции против страны, которые достигли своего пика в годы правления Ахмадинеджада, стали причиной валютного кризиса и стагнации экономики. Главный удар был нанесённом по торговле Тегерана со странами ЕС.

Внешняя политика Ирана

Главными союзниками и партнёрами Ирана на данный момент являются Россия и Китай. Таким образом, в упрощённой картине мира, которую нам рисуют некоторые западные и российские политологи, Тегеран занимает позицию антогонистичную глобальному Западу.

Когда главный идеолог исламской революции 79-го года, видел исламское государство, как противовес Востоку и Западу имеющее внеблоковый статус.
В тени своих партнёров Иран пытается выстроить собственную политику в регионе. Также распространено мнение, что Тегеран пытается уравновешивать давление на страну со стороны США дружбой с Пекином и Москвой.
Эти страны, ещё недавно находившиеся в ситуации похожей на иранскую, в первую очередь отстаивают свои экономические интересы, и не видят перспективы в идеологическом противостоянии с Вашингтоном. В отличии от Тегерана, который постоянно пытается снизить влияние американцев на процессы на Ближнем Востоке и в исламских государствах.
Ведь несмотря на нынешнее потепление во взаимоотношениях между Ираном и Западом, духовными приоритетами, озвученными религиозными лидерами страны, до сих пор являются:

  • экспрот исламской революции,
  • построение многополярного мира,
  • поддержка мусульманских государств по всему миру.

Очевидно, что появление полноценного геополитического полюса на Ближнем Востоке, не отвечает интересам Вашингтона. И поэтому, не смотря на начало переговоров и выстраивания диалога, Запад по прежнему считает Иран изгоем.
Также, отдельные западные аналитики отмечают, что иранские дипломаты в своей политике, в том числе, опираются и на исторические, доисламские, имперские традиции. Осознавая историческую связь большого количества народов проживающих в регионе с Ираном, культурную общность.
Иранские культурные центры и программы поддержки действуют в Афганистане, Таджикистане, других странах.

Внутренние проблемы Ирана

Несмотря на многочисленные оптимистические заявления лидеров Исламской Республики, Иран имеет массу проблем внутри государства. В стране действуют как оппозиционные силы, так и непримиримые террористические организации, большой вес в мире имеют структуры иранских политических эмигрантов, которые оказывают влияние на международные структуры.
Иранские регионы Белуджистан, Курдистан, а также богатый на нефть Хузестан, несут опасность сепаратизма. Кроме этого дестабилизирующим фактором в руках внешних сил, могут стать боевые группы сунитов “Воины Аллаха”, шииты-оппозиционеры из “Народных Маджахедов”.
Другой фактор- это близость Афганистана и связанные с этим опасности: растущий нарко трафик, миллион беженцев проживающих на территории Ирана.

Экономические трудности, такие как гиперинфляция, неурожаи вызванные засухой, что привело к росту импорта продуктов питания, безработица, многие эксперты связывают в том числе и с хападными санкциями.
Именно эти сложности подталкивают иранское руководство к налаживанию сотрудничества с Европой.

Возможно ли сближение Запада и Ирана?

Известный американский аналитик Дж. Фридман, в своей книге “The Next Decade” отметил, что Иран становится осью вокруг которой вращается весь Ближний Восток.  И именно поэтому эта страна привлекает пристальное внимание Вашингтона.
Фридман также отмечает, что американцы должны стараться договориться с Тегераном, если хотят достигнуть своих стратегических задач в регионе.
Безусловно иранцы полностью понимают устремления США. В иранской прессе постоянно подчёркивается роль США, как инструмента в руках хозяев крупных корпораций. Целью которых является установление контроля над новыми территориями.
Дипломаты в Тегеране отмечают, что если сотрудничество с американцами усилит позиции страны в регионе и мире, то оно должно иметь место. Но только в той степени в которой оно будет отвечать геополитическим устремлениям государства и задачам исламской революции.
Существует мнение, что стороны прекрасно понимают, насколько перспективным может быть, пускай даже временное, улучшение отношений и сотрудничество. Снятие санкций и военное взаимодействие улучшили бы экономический климат в регионе и мире, привели бы к частичному решению проблем безопасности на Ближнем Востоке, связанных с Ираком и Сирией.
Однако, западные эксперты считают, что стремление Ирана к абсолютному лидерству в регионе, может ухудшить отношения между США, ЕС и государствами Персидского Залива, Израилем. К тому же такого рода изменения на геополитической карте региона неминуемо приведут к обострению сунитско-шиитского противостояния, а также арабо-израильского конфликта.