арабы веснаНефть-основная причина нарастающей активизации исламистов в Ираке и Сирии, а также начала воздушной операции США и союзников против них. Какая роль Турции и Курдистана в контрабанде нефти из региона? И могут ли поставки нефти исламистами обрушить мировые рынки сырья?
Ответы на эти вопросы даёт материал размещённый на сайте Фонда Amicus Europae.

Как справедливо отметил Colin Clarke на сайте businessinsider.com: “Исламское государство тактически действует как мафия. Джихадисты стараются зарабатывать любыми способами, в том числе полу легальными, а не только грабежами, разбоями, получением выкупов за заложников, рекетом.”
Главное отличие ИГ от мафиозных структур- это финансирование за счёт пожертвований и спонсорской помощи. Однако, на сегодняшний день, всё это не основные способы заработка для боевиков.
Не зря исламисты вели многомесячное противостояние с силами иракской армии, курдских формирований и войсками верными сирийскому президенту Асаду за контроль над нефтеносными районами. Исламское государство захватило до 60 процентов месторождений Сирии и часть на севере Ирака.
Джихадисты смогли весьма оперативно восстановить разрушенную инфраструктуру и возобновить добычу, транспортировку и переработку нефти. Специалисты полагают, что на подконтрольных территориях Исламское государство получает до 80 тыс тонн нефти ежедневно. Около 30 тыс уходит на экспорт. Таким образом, объём нефтяного рынка составляет 8 млн долларов в день.

Нефть продаётся через Курдистан и Турцию

Но Халифат не имеет возможности заниматься продажей сырья на биржах. 28 августа Совбез ООН озвучил решение о запрете проведения любых финансовых операций с исламистами, Ирак также принял подобную норму.
По данным специальных служб, Исламское государство продаёт нефть на чёрном рынке, где цены колеблются от 20 долларов(через посредников) до 60 долларов(без посредников) за баррель.
Разветвлённая и хорошо организованная торговля нефтью в регионе возникла в 90-х годах, когда ООН ввела санкции на экспорт нефти из Ирака. В те годы на нелегальной транспортировке нефти свои состояния заработали самые богаты курдские политики Талабани и Барзани.
Контрабандная сеть вместе с перевозчиками, вооружённой охраной, схемами подкупа курдских пограничников весьма оперативно возродилась сразу после того, как нефть из месторождений с территорий подконтрольных ИГ стала переправляться на перерабатывающие предприятия в Курдистане и Турции.
Основными покупателями нефтепродуктов нелегального происхождения являются, по данных спецслужб, предприятия в Турции, Иордании, Пакистана.
Спрос на контрабанду очень велик, так как цены на такого рода нефтепродукты весьма конкурентны.
Центральное иракское правительство уже не раз обвиняло региональные власти Курдистана в отсутствии должного контроля за нефтепереработкой. Однако курды сетуют на то, что остановить контрабанды невозможно из-за отсутствия финансирования из Багдада сил самообороны, которая должна обеспечивать должную охрану границ провинции и территорий граничащих с зонами подконтрольными Исламскому государству.
Таким образом, мы наблюдаем абсурдную картину, когда курдские вооружённые формирования сражаются с боевиками ИГ, финансируемыми, в том числе, за счёт нефти переработанной на предприятиях в Курдистане.
Известно, что благодаря продажи нефти на чёрном рынке исламисты выплачивают своим бойцам зарплату 400 долларов в месяц, что в два раза превышает выплаты иракским военным.

“Демпинг” со стороны исламистов, по мнению экономистов, не влияет мировые рынки сырья. Так как имеет локальный характер и мизерные масштабы, в сравнении с общим объёмом добычи.
Основное давление, снижающее цены на чёрное золото, оказывает рост добычи в США и на юге Ирака, который компенсирует потери из-за захвата нефтеносных районов исламистами на севере.