Беларусь власть кризис

Так уж сложилось, что формирующиеся тенденции в государстве Беларусь принято определять не по внесённым предложениям в законодательные органы, а по заявлениям главного руководителя.
Всё о чём говорит Лукашенко – не случайно.
Так и заявление о “поддержке политических партий, в том числе и оппозиционных”, прозвучавшее во время встречи с начальником государственных профсоюзов, стоит воспринимать как уже “принятое решение”.

Вспомним, что практически всё о чём Лукашенко говорил в формате “будет” – через некоторое время реализововалось в том или ином виде. С “не будет” уже сложнее. Припомним хотя бы знаменитое “девальвации не будет” накануне очередного падения белорусского рубля.

 

Революция сверху в Беларуси

Если “разговоры” о поддержке партий – не совсем разговоры, то можно смело заявить, что в Беларуси намечается революция на политическом поле. Также очевидно, что такого рода решения, или хотя бы их обсуждение, формируется на фоне “предложений” извне.

Обсуждения “революции” в формате хорошо это или плохо (вкусно-невкусно) оставим другим. Наиболее интересен политический и экономический фон при которых началось обсуждение.
Пробная “удочка” была заброшена ещё во время выступления Лукашенко перед вновь назначенным парламентом в октябре 2016 года. Тогда руководитель Беларуси впервые обмолвился о возможных изменениях конституции страны.
Нынешние заявления только подтверждают, что некая группа формирует в высших эшелонах “понимание” необходимости формирования “партийной системы”.

Согласитесь, сложно предположить, что лично Лукашенко, пусть и под давлением внешних сил, вдруг решил “начать реформы”. Это сродни тому, чтобы многолетний директор какого-нибудь завода вдруг решил отказаться от части власти.

Пусть даже президент Беларуси предполагает “казахстанский формат”, когда в стране “уживаются” несколько политических сил, страна председательствует в ОБСЕ в тот момент, когда в одном из регионов подавляется восстание шахтёров с результатом в несколько десятков трупов.
В любом случае, каждое изменение в политической системе Беларуси, кроме конституционной монархии, ведёт к ущемлению влияния президента. Пусть даже на первых парах оно будет лишь кажущимся.

Вероятно, неспроста заявление Лукашенко прозвучало в момент приезда очередной комиссии МВФ в Беларусь. И хотя, принято считать, что фонд не определяет политические требования – к сведению сотрудники этой финансовой организации принимают различные факторы.

Если подобное предположение верно – значит не всё гладко в “нашем королевстве”. Взятый курс на экономические “реформы”, подразумевающий “либерализацию” по восточно-европейскому опыту, с удержанием контроля над обществом по сценариям из прошлых лет, не совсем оправдывает себя.
Тяжко поверить, что Лукашенко испугался общественного резонанса вызванного шумихой вокруг выступлений тунеядцев. Учитывая даже давление на его сознание со стороны сторонников “крайних мер” в отношении протестующих и вскочивших на “броневик протестов” оппозиционеров. Про новое дело “крыс в водопроводе с гранатами” и вовсе лучше промолчать.

Лукашенко премьер-министр?

Вероятно – на руководителя Беларуси давят и выставляют требования, который он вместе с “советом мудрецов” пытается переформатировать в наименее опасный для нынешней системы власти.

Если взглянуть на ситуацию и её развитие с точки зрения реализации “стратегии поляризации Беларуси” – то всё ровно ложиться в программу втягивания страны в “зону возможных конфликтов”.

 

Читайте подробнее:

 

Как бы полюса не были антагонистичны к власти – сценаристам и их помощникам необходимо легализовать некоторую часть формирующихся сил.

Власти в Минске, как всегда, действуют ситуативно, реагируя на вызовы в формате “сегодня на завтра”, что хорошо учитывается внешними игроками, заинтересованными в реализации “сценария поляризации”.

Наиболее выгодным для “группы власти” (самой верхней её части) как раз видится не формат “поддержки политических партий”, а скорее “иранский сценарий”, если его так можно назвать.

Что я имеется в виду?

Имея в виду сложившийся контекст, в котором власти вынуждены действовать видится следующий вариант возможного развития событий.

Сохранение существующей парламентской системы (при фактическом отсутствии влияния политических партий), деградация института президентства и роста роли правительства и его руководителя.
Бессменный премьер – вполне в европейских традициях. Что ликвидирует возможное давление со стороны ЕС.
Непартийный парламент позволяет держать политическое поле под контролем нынешней группы власти и сохранить систему “выборов” в прежнем формате.

При реализации подобного сценария изменений, и это одно из подобий на “иранскую систему”, необходима будет организовать “снизу”, европеизированный и “причёсанный” демократически “корпус стражей белорусской эволюции”. Хотя бы для гарантии влияния на общества в эпоху развития медиа, а также для демонстрации демократического выбора под давлением народа – этакий институт “титушек-добровольцев”.

Согласитесь, такие “реформы” весьма неподъёмны для понимания бывших советских комсомольцев и партработников. Они привыкли идти “путём сверху”, отдавая позиции, или продавая их “задорого”, чем и пользуются.
Такого рода индивидам проще понять логику – “президента оставляем, только будем давать бабки на партии. Всё будет под нашим контролем, посадим на парт должности родственников и яйцеголовых“. Думаю, примерно так звучит концепция в самых высоких кабинетах. Очень просто и удобно, в формате “дайте денег, не будет революции”.