Белоруссия кризис дефицит Лукашенко режим революция валютный рынок курс

С завидным постоянством Нацбанк Беларуси снижает ставку рефинансирования, несмотря на рост инфляции. Причём, в апреле, по данным Белстата, этот показатель экономики вырос почти в два раза по отношению к марту (до 0,7% в месяц, в годовом исчислении 6,40%, в 2016 уровень был около 10%).

Индексы потребительских цен по группам также растут.

Такая ситуация возможна только при снижении потребительской способности населения. В Беларуси жители более 50% доходов тратят на продукты питания, поэтому можно предположить, что в стране начали экономить на самом необходимом.
Безусловно, темпы не гигантские, но весьма показательные.

В подобной ситуации Нацбанк вероятно пытается подстегнуть потребление. В том числе и за счёт предполагаемого снижения стоимости денег – кредитов. По данным на сайте регулятора, можно определить, что объёмы банковских вкладов физлиц выросли, а юрлиц наоборот сократились, с начала года.
Эти цифры могут свидетельствовать о накоплении товаров на складах и вымывании оборотных активов у предприятий, когда как банковские проценты всё ещё привлекают физических лиц.

В свою очередь межбанковские ставки снижаются не такими темпами, как хотелось бы регулятору (овернайт снизился с 20% до 17% годовых). Финансовые институты предпочитают занимать белорусскую валюту, вкладывая средства в иностранную. Банкиры осознают, что рост внешнего долга (по данным Нацбанка) на фоне снижения потребительской активности, до добра не доведёт.

Национальный регулятор в таких условиях вынужден идти на снижение ставки рефинансирования.

Очевидно, что белорусские власти привыкли играть по правилам международной системы, скорректировав правила игры. Регулировать финансовый сектор в стране при таких раскладах весьма сложно.
Беларусь пытается привлекать иностранный капитал, создавая неблагоприятные условия для национального бизнеса. Зарубежные финансовые структуры лучше застрахованы от потрясений на белорусском рынке. Отечественные не имеют полноценных инструментов по сохранению капиталов в случае турбулентности системы.

В первую очередь, из-за неразвитости рынка акций, который мог бы становиться тихой гаванью в случае существенной девальвации, например (речь идёт в первую очередь о бумагах  энерго-добывающих или энерго-транспортных компаний, подверженных больше внешним факторам, в отличии от предприятий и фирм из других секторов экономики).

Существует мнение, что государство боится прозрачности в деятельности участников рынков ценных бумаг, что предполагает его полноценное функционирование, а также прихода в страну зарубежного спекулятивного капитала.