Американские политики и стратеги прогнозируют, что ближайшие годы будут пробой сил между Китаем и США. Война, которой может обернуться подобная проба сил может решить, кто будет мировым гегемоном в ближайшем десятилетии.   Наиболее вероятно это связано с  более агрессивной заграничной и хозяйственной политикой Китая, так же как и поспешной и форсированной модернизацией китайских вооружённых сил (Народно – освободительная Армия Китая, People’s Liberation Army, далее сокращённо НОАК), которая наблюдается в последнее время, соединённая с невероятно динамичным развитием китайской экономики и генеральный рост значения Китая.

Этот вызов появится для США после десяти лет интенсивного заангажирования в дела Близкого и Среднего Востока, и в момент наибольшего с 30 годов 20 века экономического кризиса и вытекающих из кризиса налоговых проблем внутри США, что ведёт к реальным проблемам с финансированием американских вооружённых сил. Во второй половине 2010 года американские военные аналитики пришли к выводу, что за последние годы вооружённое присутствие на территории Близкого и Среднего Востока привело к существенному снижению влияния Америки на территории Западной части Тихого океана, которая имеет ключевое значение в жизненных экономических интересах США. Это, а также рост соответствующей силы Китая, вместе с растущей модернизацией китайских вооружённых сил, может привести к потере доминирующей роли США в данном регионе и в региональных военных и экономических союзах.

 Война как концепция

Ответом американских стратегов на повышение опасности стала концепция воздушно – морской войны в Западной части Тихого океана (Air – Sea Battle Operational Concept), основные моменты которой были подготовлены в Center for Strategic and Budgetary Assessments, для действий ВВС и ВМФ США*. В соответствии с последней информацией (январь 2012) в Пентагоне создано бюро ответственное за полный анализ и введение в жизнь данной концепции. Но формальное подтверждение Air – Sea Battle Operational Concept как военной доктрины, которая будет ответом на вызов Китая, ждёт подписи министра обороны США Leona Panetty.

Стоит также подчеркнуть, что актуально запланированное, огромное (пропорционально наивысшее в истории) финансирование данного проекта Пентагоном. Для этого, не смотря на тяжёлые для бюджета США времена, будут привлекаться лоббисты и пресса, которые занимаются вопросами обороны и национальной безопасности в США. Важно вспомнить, что предыдущий министр обороны США Robert Gates был горячим сторонником данной концепции и защищал её основные моменты при планировании расходов бюджета США.

Пункты выхода

Перед вооружёнными силами США появился большой операционный вызов в Западной части Тихого океана, вытекающий из невероятной, в последние годы, модернизации и ввода китайской армией современных и очень успешных боевых средств. Которые могут уменьшить контроль вооружёнными силами США за ключевыми воздушными и морскими коммуникационными путями (так называемые anti – access /area denialcapabilities– далее сокращённо: способности A2/AD). В частности это касается территории Восточно и Южно – китайских морей и пролива Малакка, через которые проплывает, по разным данным, от 25% до 40% мировой морской торговли.

Потеря контроля над данными морскими путями спровоцирует выдавливание США из данного региона, считающегося жизненно важным для национальных интересов Америки, спровоцирует появление чувства опасности у союзников США в данном регионе, и наоборот придаст силы союзникам тайного и явного давления со стороны Китая, что приведёт к распаду старых и созданию новых военно – экономических союзов в данном регионе. В связи свыше сказанным, США будут стоять перед следующей актуальной дилеммой: согласиться с негативной для США сменой расстановки сил или попытаться изменить данную ситуацию на свою пользу.

 

История вопроса

Со времён 2 мировой войны основой национальной безопасности США и удержания мировой гегемонии служит возможность утверждения доминирующей проекции силы на территориях признанных существенными для американских национальных интересов. Проекция силы позволяет иметь, даже во время «холодной войны», гарантированный доступ к региональным союзникам и источникам энергии, возможность безопасной торговли, если она будет признана выгодной для США, также удерживание и поддержку союзов с партнёрами Америки, которые чувствуют военную и экономическую силу США.

После победы в противостоянии с СССР, возможность проекции силы Америкой ни чем не были ограничены. На оперативной территории Западной части Тихого океана это положение вещей уже закончилось и изменилось, что будет иметь огромное значение для расстановки сил в данном регионе и уже сейчас является угрозой для национальных интересов США, как гегемона в данном регионе.

 

По данным американских аналитиков китайская армия в 2010 году достигла военных возможностей (в том числе специализированные возможности в описанном выше сегменте A2/AD), которые ликвидируют проекцию силы US Navy на этих территориях, а также ограничат эффективность проекции силы при возникновении ситуации, в которой её цена будет для американцев так высока, что рациональней будет не продолжать её применение. Понимая положение вещей, американцами и была разработана концепция современной воздушно – морской войны с Китаем, которая должна помочь возвратить США военную и экономическую доминацию на территории Западной части Тихого океана.

Классификация американского флота 

Как утверждают разработчики концепции, само её существование и возможность внедрения, которое отслеживается китайцами и союзниками США в регионе, как комплементарного плана военной кампании и адекватность принятых постулатов приготовлений и решений, должно действовать на китайскую сторону, как фактор сдерживания непосредственных действий Китая, так и сдерживания китайского давления на союзников США в регионе.

Анализируя операционный план, следует обратить внимание на некоторое элементарное положение дел:

1. Зона эвентуальной войны за доминацию над коммуникационными путями на территории Западной части Тихого океана по сравнению с Европой или Персидским заливом, просто огромна. Это создаёт большие проблемы логистики для вооружённых сил США. Американские вооружённые силы не обладают военными возможностями для проведения важнейших наземных операций на территории самого Китая, а география Западной части Тихого океана предполагает, что основная конфронтация между сторонами конфликта будет в воздухе и на море. Китайские военные стратеги готовятся к войне с США уже много лет, используя две цепочки островов, которые ставят стратегическую ось экспансии зоны китайского влияния: первая цепочка островов тянется от главных островов Японии через острова Рюкю, Тайвань, Филиппины, Борнео огибая Восточно и Южно китайские моря. Вторая цепочка островов идёт от островов Бонин на юге, огибая Марианские острова, Гуам, Каролинские острова, включая западную часть Филиппинского моря.

США имеют подписанные международными договорами обязанности обороны своих союзников: Японии и Южной Кореи. Американское право обязывает вооружённые силы США к обороне Тайваня в случае нападения на него Китаем. Все выше перечисленные страны не имеют стратегической наземной глубины и поэтому должны быть защищены с моря. Их близкое размещение рядом с Китаем приводит к тому, что их территория подвержена массированной ракетно – воздушной атаке, а вооружённые силы США, приходящие им на помощь, должны иметь способность к действиям в данных условиях. Это большая проблема для американских стратегов и пример того как гарантии трактатов и международных договоров влияют на построение военных планов.

Фундаментальной основой Air – Sea Battle Operational Concept является обязанность до конца защищать Японию любой ценой, принимая во внимание её огромный промышленно – военный потенциал, использовать военные базы и порты, обладание островами Рюкю (с базой на Окинаве), необходимой как экстренная база для американских подводных лодок, ведущая роль которых в победе над Китаем будет описана ниже.

Данная концепция предполагает союз с Японией или в крайнем случае её нейтралитет, как основу для возможности обороны Тайваня и Южной Кореи. Практическая оборона Тайваня на сегодняшний день проблематична (китайское численное превосходство в этом районе театра военных действий просто угнетающее и попытка спасения Тайваня была бы очень дорогостоящая и бессмысленна с точки зрения разложения сил и средств на всю войну).

То же самое относится и к обороне Южной Кореи, стратегическое значение которой (нахождение в первой цепочке островов, как и Тайваня) ещё больше ухудшилось бы в ситуации наземного вторжения китайских сил через территорию Северной Кореи, что не выглядит невозможным. Так как участие в войне Японии ухудшит китайские планы и действия, так и активное участие на стороне США Австралии гарантирует американцам очень желаемую стратегическую глубину на западном тихоокеанском театре войны и сделает возможным поддержку вооружёнными силами Австралии действий на периферийном военном театре, а именно патрулирование Индийского океана, пролива Малакка, Океании и части Южно – китайского моря.

2. На такой огромной территории военные базы американцев расположены редко и крайне не выгодно – существует мало, очень больших баз, их очень трудно охранять, большинство из них расположены на изолированных островах и все они находятся в зоне поражения динамически развивающихся ракетных сил и других боевых средств НОАК. Обратную ситуацию мы имеем в отношении вооружённых сил Китая – например НОАК имеет 27 баз ВВС, с которых можно поражать цели на Тайване, а китайские передвижные установки баллистических ракет пользуются огромной территорией Китая и поэтому обладают большой стратегической глубиной. Каждый оперативный план военных действий в Западной части Тихого океана должен включать в себя понимание большой логистической асимметрии между США и Китаем. Американцы должны транспортировать практически всё за тысячи километров в отличие от противника, который проводит действия практически «рядом с домом». Практически американцы имеют несколько логистических центров в данном регионе, из которых наибольшее значение имеет логистический центр на острове Гуам. Это наибольшая слабость с точки зрения возможности лёгкого уничтожения всей инфраструктуры базы массированным ракетным ударом, что исключило бы на долгое время оперативную свободу действий US Navy.

Китайский пропагандистский ролик

Оперативная асимметрия в пользу Китая проявляется также в возможности оперирования китайской армией и логистикой по так называемым внутренним линиям военного театра с точки зрения близости военных баз, что даёт большую оперативно – стратегическую свободу и атаку любых целей. Это даёт Китаю преимущество в ситуации, в то время как вооружённые силы США, что бы атаковать важные цели должны глубоко проникать в воздушное пространство, которое контролируется и охраняется современными китайскими войсками противовоздушной обороны.

3. Выполненный американцами анализ выполненных и планируемых китайских военных программ, а также анализ опубликованной в Китае военной мысли приводят к выводу, что наступательные возможности китайской армии в характере A2/AD уже в данное время считаются значимыми и будут улучшаться как количественно, так и качественно. Китайская армия именно с точки зрения развития способностей A2/ADвидит возможность победы над армией США в конфликте в Западной части Тихого океана.

4. Американские сухопутные силы, ВВС и ВМФ привыкли, что в войне они действуют с поддержкой, так называемой sanctuary – то есть территории, на которых их главные военные базы, порты и логистические центры находятся вне пределов возможности поражения противником. US Navy вместе со своими ударными группировками авианосцев со времён 2 мировой войны всегда действует с безопасных мест базирования, с которых могут выполнять атаки на объекты противника в ситуации отсутствия дистанционного вражеского противодействия, так же как и не противостоял современному военному флоту противника. Уже сейчас боевые средства, стоящие на вооружении китайской армии, которые могут быть использованы для атаки на аэродромы и другие большие военные объекты, количественно превосходят наступательные боевые средства (в том числе и самолёты на авианосцах) имеющиеся в наличии US Navy.

5. Дальнейшее развитие китайских способностей A2/AD и средства уже имеющиеся на вооружении НОАК и служащие для поражения объектов в космосе, так же и в киберпространстве – приведут к вытеснению оперативных вооружённых сил США из данного региона и блокированию подходов к театру военных действий, что приведёт к потере оперативной и стратегической инициативы, и как следствие спровоцирует негативную общую ситуацию для американцев в Западной части Тихого океана. Блокирование подходов к главному театру военных действий, а так же не возможность оперирования американцами потерянными базами (которые были утрачены вследствие успешного применения средствA2/AD) приведёт к нескольким важным последствиям:

– значительному снижению количества боевых вылетов, из – за невозможности концентрирования необходимого количества боевых самолётов, в связи с уничтожением инфраструктуры и запасов топлива и амуниции.

– значительному снижению эффективности морских сил и подводной войны в связи с большим расстоянием до баз и источников снабжения.

– уменьшение эффективности военной логистики

– уменьшение количества морских военных группировок и времени их пребывания в зоне нанесения ущерба противнику в связи с большими расстояниями до баз и источников снабжения.

– максимальному увеличению потребности в самолётах – заправщиках.

6. Главной задачей для США будет недопущение быстрой победы Китая. Затягивание войны пойдёт на пользу США, так как общее американской преимущество (в частности USNavy) над противником в длительном временном отрезке приведёт к устранению Китая от морских доставок и международной торговли, прежде всего в регионах, не контролируемых китайской системой A2/AD (distantblockade), что существенно ухудшит экономическую ситуацию в Китае.
Air – Sea Battle Operational Concept обнажает проблемы вооружённых сил США, которые были бы видны при теоритическом конфликте с Китаем:

– негативные основы старой военной концепции, при которой армия США действовала с позиции sanctuary, что привело к неоправданным инвестициям в боевые средства близкого поражения, а не средства дальнего поражения.

– большая зависимость от коммуникационных космических спутников, на которых основана архитектура управления и связи, наведения на цели и их большая уязвимость перед современными видами поражения.

– очень раздутая и чувствительная к ударам противника система управления военными действиями и боевыми средствами.

Взамен этого следовало бы сконцентрироваться на развитии ударных способностей по территории противника, который обладает современными средствами воздушного и ракетного нападения, развитыми средствами долговременного воздушного противостояния, необходимым количеством самолётов заправщиков, солидной укреплённой защитной инфраструктурой развитых военных баз, развитой и укреплённой логистической системой и динамично развивающейся современной способности анти ракетной обороны.

Введение данной концепции выразительно показывает, что расклад сил в данном регионе, наконец, 2011 года на стороне Китая. Динамическое развитие китайской экономики и военные расходы Китая с одной стороны и экономический кризис в США с другой – быстро изменяют этот расклад сил на ещё более неблагоприятный для американцев. Дополнительно к этому армия США за последние 10 лет была ориентирована на анти партизанскую активность и ассиметричную войну, что привело к ухудшению организационных и технологических военных способностей.

Тем временем приходят новые вызовы. Одним из них является настоящая, симметричная война с сильным противником, обладающим в некоторых видах вооружений количественным и качественным преимуществом (например, баллистическими ракетами близкого и среднего радиуса действия). Либо география военных действий, которая имеет важнейшее значение, основанное на стратегической глубине театра войны

 

* – www.csbaonline.org/publications/2010/05/airsea-battle-concept/

Вторая часть статьи

Третья часть статьи 

Автор:  Игорь Константинович Банцер,  специально для Malanka.org