провакаторыСвязь политики и экономики в современном мире очевидна. За всеми красивыми словами о демократии , свободе и правах человека всегда спрятаны конкретные экономические интересы совершенно конкретных финансово –промышленных групп.

В 2013 году Республика Беларусь , по словам министра финансов Андрея Харковца, «входит в полосу пиковых выплат по внешнему долгу». Платежи составят около 3, 1 млрд. долларов, что практически в два раза больше в сравнении с нынешним годом. Решить проблему белорусское правительство планирует прибегнув к рефинансированию части долговых обязательств. По свидетельству белорусских чиновников , одним из способов обеспечения экономической безопасности и решения вопроса внешних выплат останутся внешние заимствования. Из ресурсов Антикризисного фонда ЕврАзЭС Беларусь планирует получить 0, 9 млрд. долларов США, достигнуты предварительные договоренности о рефинансировании Сбербанком РФ синдицированного кредита в размере 1 млрд долларов, выданного в декабре 2011 года госпредприятию “Беларуськалий”. Также необходимо отметить, что львиная доля успехов белорусского экспорта, позволившая получить положительное сальдо торгового баланса в текущем году, приходится на доходы от экспорта знаменитых «растворителей и разбавителей» – фактических нефтепродуктов полученных из российской нефти без уплаты необходимых пошлин в бюджет РФ.

Ситуация выходит из под контроля

Подобная практически односторонняя зависимость белорусской экономики от доброй воли российского руководства создает ситуацию опасного перекоса , ставящего под вопрос саму возможность суверенного развития белорусского государства. Ситуация усугубляется также тем, что у белорусского руководства есть вполне обоснованные сомнения относительно наличия той самой «доброй воли» у ближайшего союзника. Достаточно вспомнить многочисленные экономические войны , которые «старшие братья» вели против Беларуси в последние годы и негативный футурологический прогноз вкупе с кошмарными снами белорусским руководителям обеспечен.

Не придает уверенности в завтрашнем дне и позиция экспертного сообщества: по мнению ряда независимых отечественных и зарубежных аналитиков, олигархические группы в российских элитах обязательно попытаются воспользоваться непростой финансовой ситуацией Беларуси, чтобы прибрать к рукам белорусские госактивы.

В данной ситуации единственным правильным выходом видится уравновешивание ситуации и обеспечение экономической безопасности путем приобретения дополнительного финансового донора для белорусской экономики. История «многовекторной» отечественной внешнеэкономической политики, несмотря на определенные успехи в «открытии» новых рынков, свидетельствует о том, что альтернативы ЕС в качестве ценного (равного с РФ) экономического партнера для Беларуси в современном мире пока нет. Однако получение финансовой и иных видов помощи от ЕС тесно увязывается с «разрядкой» политических отношений.

Шаги на встречу

В этом направлении официальный Минск сделал ряд поступательных шагов: назначение «западника» Макея на должность руководителя МИД, приглашение миссии наблюдателей БДИПЧ ОБСЕ для участия в избирательной кампании в белорусский Парламент, определенная либерализация избирательного процесса (несмотря на предсказуемый результат) и наконец освобождение из мест лишение свободы двух человек из списка политзаключенных : Сергея Коваленко и анархиста Павла Сыромолотова.

Действия белорусских властей были адекватно восприняты руководством ЕС: резолюция наблюдателей миссия БДИПЧ ОБСЕ, несмотря на общий негативный характер, была достаточно мягкой, руководство ОБСЕ высказало намерение возобновить работу минского офиса организации, «невъездной» Макей вылетел в Нью-Йорк на сессию Генеральной Ассамблеи, где 27 сентября провел двустороннюю встречу с генеральным секретарем Совета Европы (СЕ) Турбьерном Ягландом.

Очевидно, что после парламентских выборов в Беларуси, стороны вновь вышли на переговорные позиции образца 2008 года, когда началось последнее «потепление» в белорусско-европейских отношениях. Как известно данное «потепление» весьма резко завершилось после брутального разгона акций протеста по итогам президентских выборов 2010 года белорусскими силами правопорядка. В последствии, в 2011 году Беларусь пережила сильнейший в новейшей истории краткосрочный экономический кризис. Существует мнение о наличии тесной причинно-следственной связи между событиями декабря 2010 года и экономической катастрофой 2011 года, а также о наличии «внешнего следа» в организации данных событий. По итогу «охлаждения отношений» Беларусь не получила 3 млрд. долларов США финансовой помощи, обещанной от лица ЕС премьер-министром Польши Радославом Сикорским , были «свернуты» многие перспективные инвестиционные проекты.

Совершенно понятно, что нормализация отношений Беларусь-ЕС и укрепление экономической устойчивости Беларуси идут вразрез с планами определенных финансово-промышленных групп РФ по выгодному приобретению белорусских государственных активов. Очевидно желание правящих кругов РФ максимально помешать выстраиванию полноценных отношений Беларусь-ЕС, а также выступать в роли «адвоката» официального Минска, т.е. «говорить с Европой о Беларуси от имени Беларуси и без участия самой Беларуси».

Встроенные в схему

 

До настоящего момента для делегитимации белорусско-европейских договоренностей применялась следующая схема: провокация с участием подконтрольных сил из числа белорусской оппозиции – жесткая реакция белорусских властей с использованием «втемную» амбиций силовиков, а также «агентуры влияния» в их среде – предсказуемая негативная реакция руководства ЕС на брутальное поведение белорусских властей – заявления о политической поддержке действий белорусских властей со стороны российского руководства, как призыв к дальнейшим решительным шагам по эскалации конфликта – обострение политических отношений с ЕС- экономические диверсии в адрес Беларуси со стороны российских коммерческих и государственных структур.

Необходимо также отметить, что параллельно в странах ЕС всегда запускалась в действие сеть различных сил, не заинтересованных по разным причинам в развитии диалога с Беларусью. В одних случаях имеет место банальная финансовая заинтересованность отдельных руководителей (особенно немецких) со стороны российских корпораций, давно ставших де-факто транснациональными, в иных случаях белорусский вопрос стал элементом внутренней политики, т.е. средством политического выживания, способом самопиара и получения материальных дивидендов. Классическим примером подобной деятельности служит фигура польского евродепутата Марека Мигальского. Подобных «мигальских» разного уровня, спекулирующих вокруг белорусской проблематики, появилось в последнее время достаточное количество в среде евробюррократов.

Очевидно , что в самой Беларуси в роли основной дестабилизирующей силы выступает кампания «Европейская Беларусь», инспиррированная командой сайта «Хартия 97». В период президентской избирательной кампании 2010 года белорусский руководитель Александр Лукашенко прямо обвинял «хартийные» структуры и их кандидата Санникова в связях с Москвой. По информации нашего сайта переговоры между хартийцами и представителями администрации Президента РФ действительно имели место быть осенью 2010 года. До настоящего времени не ясна подлинная роль Андрея Санникова и его команды в событиях , связанных с организацией массовых беспорядков в декабре 2010 года, которые привели к столь трагическим внешнеполитическим последствиям для Беларуси.

Примечательно, что именно сайт «Хартия 97» выступил основным информационным партнером акции «Революция через социальные сети» по дестабилизации обстановки в период экономического кризиса летом 2011 года, а также «странной» акции полета «шведских медведей» летом 2012 года, по итогам которой Беларусь утратила дипломатическое присутствие в Скандинавии. (Функции белорусского представительства в данном регионе выполняют посольства РФ) Из иных внешнеполитических инициатив «хартийцев» необходимо отметить кампанию по давлению на различные международные структуры с целью отмены проведения в Беларуси ЧМ по хоккею в 2014 году.

Согласитесь, желанием получить политические баллы в глазах населения Беларуси подобные действия объяснить никак нельзя, а вот внешним заказом под определенные цели вполне можно. Если понимать под целью провокацию против сближения Беларусь – Запад, то бессмысленные с точки зрения политической перспективы действия начинают обретать вполне внятные очертания.

Вот и в настоящий момент, в период создания предпосылок для возникновения переговорных позиций Беларусь- ЕС, одна из основных руководителей «Хартии 97» Наталья Радина, а затем и Дмитрий Бандаренко выступили с публичным заявлением , в котором в ультимативной форме потребовала от европейских политиков введения экономических санкций для Беларуси и прекращения всякой коммуникации по линии ЕС – Беларусь. На наш взгляд, вопрос «Кому выгодны подобные заявления?» даже не требует ответа ввиду его очевидности.

Примечательным является тот факт, что публичная команда «Хартии» (Радина, Кобец, Бондаренко, Бородко, Халезин) в последнее время вдруг массово выехала за рубеж , где занялась созданием международных офисов для своей структуры. Подобная внешняя активность, согласованность и синхронность действий наводит на мысль о наличии «специального задания» у бравой хартийной команды. Видимо московским кураторам показалось более эффективной организация деятельности «Хартии» за рубежом, где «хартийцы» смогут заниматься провокациями и «капать на мозги» европейским политикам с целью недопущения стабилизации и улучшения белорусско-европейских отношений.

Кому служите?

Интересным с точки зрения анализа является также факт размещения основного представительства «Хартии» в Варшаве: именно там окопались большинство «зубров». На первый взгляд все просто: по мнению ряда официальных белорусских аналитиков , именно Польша является основным застрельщиком антибелорусских настроений в Европе. Подобная позиция неоднократно озвучивалась в гневных выпадах в адрес Польши со стороны белорусского президента, что приводило к дополнительному обострению и так непростых белорусско-польских межгосударственных отношений.

Однако, очевидно, что уменьшение степени суверенитета Беларуси и усиление позиции России в нашей стране находится вне рамок польских Россия Беларусьнациональных интересов. Тогда следует предположить, что поддержка антибелорусской активности на территории Польши инспирирована польскими лоббистами Кремля. Данное предположение подтверждается мнением ряда польских экспертов, политиков и общественных деятелей, которые открыто обвиняют правительство премьера Дональда Туска и администрацию президента Комаровского в лоббировании интересов российских коммерческих кампаний в ущерб интересам польского государства. В этой связи интересным выглядит факт деятельности на территории Польши Польско-Российского Центра диалога и согласия, созданного согласно указа президента Комаровского с финансированием из польского государственного бюджета. Немаловажным фактом также является наличие теории, публично высказываемой одним из организаторов российского влияния в Восточной Европе, Модестом Колеровым относительно необходимости дружбы России и Польши против лимитрофных государств (Литвы, Беларуси и Украины).

Утешительным для Беларуси все же является тот факт, что многие в Польше хорошо помнят трагический финал истории 1938 года, когда польское государство уже «подружилось» с одним «гигантом» против «лимитрофной» Чехии, затем «гиганты» сочли возможным подружится и против «лимитрофной» Польши. Данное понимание части конструктивных польских элит, наряду с соответствием интересам Польши и ЕС существования независимой Беларуси, дают надежду на возобновление диалога и сотрудничества между государствами. В этом случае, тусовка хартийцев наконец переберется из Варшавы в Москву, где , вероятно, в перспективе, неизбежной для любого отработанного материала, «покатится колбаской по малой Спасской».

Однако в данной ситуации необходимо помнить, что основное препятствие в развитии Беларуси вовсе не внешнее, а внутреннее и заключается в апатии общества и безразличии большинства граждан к судьбе государства, непонимании белорусскими чиновниками современных методов управления страной, отсутствии внятного процесса формирования политической элиты, ротации кадров, долгосрочной геополитической стратегии, национальной идеологии, программы экономических реформ и модернизации производства. Главное –решить эти внутренние задачи, а с внешними проблемами мы тогда и подавно управимся.